09.12.2018  14:15

Магомед Адиев: «Теперь нужно перезарядить батарейки». (ВИДЕО)

Наставник «Анжи» Магомед Адиев рассказал про игру со «Спартаком» и подвёл итоги выступления команды в первой части чемпионата.

– В принципе, нормально играли. «Спартак» очень активно начинает первые минуты, мы это знали. Было желание поплотнее сыграть, не оставлять свободных зон, чтобы сбить натиск «Спартака». А уже после 15-20 минуты проводить свои контрвыпады. Временами нам это удавалось. Пенальти и удаление приговорили нас. Тяжело было вернуться в игру. «Спартак» владел территориальным и игровым преимуществом. Затем второй пенальти. Игра была сделана. Я хочу отметить своих ребят. В меньшинстве они не бросили играть, это говорит о многом. У нас раньше возникали проблемы, мы разваливались. Сейчас я увидел, что к концу года у нас появляется команда, которая при любом раскладе и при любом счете играет до конца. За это я хотел бы похвалить ребят.

– Вы принимали команду ФНЛ. Потом оказалось, что мы играем в Премьер-лиге. После семнадцати туров какой главный вывод Вы сделали для себя в работе с «Анжи»?

– Главный вывод – в Премьер-лиге можно не только играть, но и добывать очки. При правильно поставленной работе, ты можешь быть конкурентоспособной командой. Если бы у нас имелся минимум, который необходим для команды Премьер-лиги, было бы больше очков. Другой вывод, он немного скомканный. Я меньше стал заниматься тренерством, а больше – мотивирующими вещами. Команду всегда надо было держать в тонусе. И поэтому получилось так, что моя работа ушла на второй план. Хотя тренер и должен мотивировать. Все-таки в этом плане у меня остался осадок.

– Профессиональный спорт и футбол держатся на деньгах. Главный рычаг управления футбольным клубом – это либо премии, либо штрафы. Есть ещё вариант – это перевод в дубль. У вас нет ни одного из этих рычагов. Дальше должно было получаться хуже, а у вас получалось лучше. Как? За счёт чего? Какие ресурсы?

– Было много сказано, много сделано, много сломанных вещей. Где-то приходилось уговаривать игрока, а где-то требовать, либо договариваться. Поэтому все методы мы использовали. Главным критерием было – оставаться командой, иначе можем развалиться. Я доволен результатом и игрой. Я доволен ребятами. Они пересиливают, они прилагают усилия. Как бы игра не складывалась, они выглядят командой. То, что мы сделали за эти полгода – это наш главный успех.
 

– Весь первый тайм «Анжи» отбивался и пытался играть в футбол. Была ли возможность сохранить ничейный счёт в первом тайме, чтобы отталкиваться от него во втором тайме?

– Была. Я больше скажу, при счете 0:1 мы проговаривали моменты, при которых, я уверяю вас, у нас не было упаднического настроения. Мы определили задачи на второй тайм. Было сказано, что мы должны забить и все станет на свои места. Второй пенальти с удалением меня удивили. Я не люблю говорить про судейство. Боковой почему-то взял на себя инициативу. Мне как-то странным показалось это все.

– Олег Кононов сказал, что пенальти был очевидным.

– Я тоже могу сказать, что в конце матча с «Ростовом» человек чуть ли не жонглирует мячом руками, а пенальти не ставят. Можно много о чем говорить. Судьи – тоже люди, они тоже могут ошибаться. Надеюсь, в этом плане моя линия останется прежней, я не хочу судей критиковать. Они делают свою работу. Возможно, был пенальти. Просто главный вроде бы не отреагировал, а боковой показал отмашку. Вот это мне показалось странным.

– Можете сказать, я, как тренер Адиев этот матч проиграл, а вот этот матч, я, как тренер Адиев, выиграл?

– Так я не буду говорить, с моих уст это будет звучать неправильно. В любом случае выходят играть ребята. Есть некоторые ощущения, что где-то я правильно подготовил команду и дал некоторую пищу для размышления футболистам. А поражения... До сих пор удивлюсь, что со мной должно было произойти, чтобы я так сыграл с «Краснодаром». После того матча был один из самых тяжёлых периодов. Этих периодов было два. Я могу откровенно сказать, перед сезоном команда в меня не верила. Я пришёл из ниоткуда. Плюс пресса писала, что команда непонятная; что за тренер. Футболисты меня абсолютно не воспринимали. Любая моя теория, сейчас я вам ещё откровеннее скажу... Когда я вечерами приходил в номер, мне всегда казалось, что я переоценил себя, я не могу быть тренером Премьер-лиги, потому что я видел – что бы я ни говорил, я упирался в стену. Я с вами разговариваю, вы слышите меня. А когда я сидел с футболистами, они делали вид, что слушают меня, и я понимал, что они не восприимчивы. Когда мы проиграли «Енисею» со счётом 0:4 на сборах, когда мы все поняли, что приговорены, то стало понятно, что нужно прилагать некие другие методы. Для меня одним из мотивирующих моментом стало то, что мне капитан команды заявил: «Мы не чувствуем себя командой, которая может набирать очки». Для меня это было унизительно, но я находил доводы, убеждал, что, если мы будем делать это и это, то у нас получится. Как мы видим, жизнь показала, что я не достучался до него и наши пути разошлись. И второй, самый сложный момент, это игра с «Краснодаром»... Мы летели в Москву, у меня команда трещала по швам – одному это не нравится, второй больше не хотел выходить на поле. У каждого были свои аргументы. Я абсолютно не собираюсь возвышать свою роль, но, когда на следующий день, в 14:00, предстояла игра с «Динамо», я посмотрел на часы – было полдвенадцатого ночи, я понимал, что тренерский штаб сделал то, что смог сделать. Футболисты спят, завтра на игру... Я оделся, вышел гулять. Я осознал, что это первый раз за много дней, когда я выхожу за калитку базы. На 15 минуте матча я понял, что совершил ошибки. Пришлось их исправлять.

– Кто из футболистов за этот период наиболее вырос?

– Группа футболистов качественно добавила. Вследствие чего добавила и команда. Вырос воспитанник клубной Академии Глебов. Кем он был и кем стал. Когда я приходил в команду, он даже на сборах не играл. По ходу чемпионата стал игроком основной обоймы. Посмотрите на наш состав. У нас одни дебютанты. Удалый, ему 34 года, он дебютировал в Премьер-лиге. Дюпин дебютировал. Кулик два года играл в первой лиге. Гаэль – дебют. Тот же Савичев играл в Хабаровске, вылетел и теперь вновь – в Премьер-лиге. Рабиу после травмы два года не играл. Я постоянно дергал людей, говорил, что нужно показать, доказать. Пытался выводить их на какой-то уровень. Я могу сказать, что многие из игроков, что были в начале и в конце, это другие люди.

– Завтрашний день у «Анжи» есть?


– Очень сложно говорить. Я, конечно, буду не прав, находясь внутри, мне тяжело на все это смотреть. Тяжело, больно. Клуб, который воспитал меня, как футболиста и воспитывает меня, как тренера... В этой связи я все-таки скажу, хотя я давал себе слово больше про эти вещи не говорись. Я безмерно благодарен правительству Дагестана. Безмерно. За то, что они много говорили и абсолютно ничего не сделали. Благодаря им, их бездействию, мы поняли цену своей команды. И поверьте мне, в этих условиях, в которых мы находились, в холодных отношениях к себе, мы доказывали свою состоятельность. И если кто-нибудь мне скажет, что республика находится в тяжёлом положении, и она не может помочь, возьмите пример с Магомедали Магомедова. В Дагестане тогда лучше обстановка была? В то время, когда в 180 километрах шла война и здесь было все гладко? Нет! Я тогда был футболистом. Он тогда уделял внимание команде, и эта команда благодаря ему держалась и добивалась результатов.

Я понимаю, что это частный клуб. Но вы что, не видите, что ваше дитя умирает? Как так можно? Я не говорю про большие вливания. Нет! Мы без зарплаты играем и дальше без неё сыграем. Хотя бы с этим стадионом нельзя договориться? Чтобы нам дали тренироваться. Чтобы дали играть. А все из-за того, что не хотят. Есть пример большого руководителя и сейчас – полное нежелание и полное неведение ситуации, которая происходит.

– Где команда планирует проводить сборы?


– Как мне сказал спортивный директор, два сбора проведём в Турции. Обычно зимой бывает три сбора. Сейчас тяжело что-то планировать и говорить. Мы с ощутимыми потерями добрались до этого финиша и мне, и команде действительно надо выдохнуть. Анализ смогу сделать недели через две. Игры шли и тебя все это поглощало, как комбайн. Со всех сторон все сыпется. Благодаря помощникам, медицинскому и административному штабам, это как бы наш остров, мы держались и пытались вместе вылезти из ситуации достойно. Я считаю в какой-то мере нам это удалось. Конечно, нам сейчас нужен отдых. Надо зарядить батарейки.

– «Анжи» является одним из символов нашей республики наравне с Расулом Гамзатовым и «Лезгинкой». Становится страшно, когда смотришь вперед и понимаешь, что его может не стать следующей весной. Спасибо вам за те усилия, которые вы прилагаете и тот огромный труд, который проделываете.

– Спасибо! Вы, как никто другой хорошо сказали. В Дагестане есть символы. Несомненно, «Анжи» – один из них. По большому счету стыдно за такое жалкое существование. Вчера мне звонят журналисты и спрашивают: «Вам дали деньги?». Это же стыдно! Мне стыдно на это отвечать. Во всех командах дают, а для нас это событие. Я даже не хочу говорить, что нам дали. Я сегодня на флеше сказал, – вроде бы дали денег, а ещё тяжелее стало. Потому что это смешные цифры. Я вас всех поздравляю с окончанием первой части чемпионата. Мы живем в светском обществе и поэтому я хотел бы, чтобы в предстоящем новом году всё у вас и у нас сложилось лучше, чем в предыдущем. Пожелать всем нам здоровья, семейного счастья и чтобы при следующей встрече после нового года мы все улыбнулись, вспоминая сегодняшние проблемы.