29.08.2018  17:20

Магомед Адиев: если бы у «Анжи» все было хорошо, меня бы не позвали

Сергей Астахов / Р-Спорт

Магомед Адиев почти два часа общался с корреспондентом РИА Новости Сергеем Астаховым, дав самое большое интервью в своей жизни. В первой части этой беседы главный тренер махачкалинского «Анжи» озвучил зарплаты футболистов, рассказал о финансовых проблемах клуба, характере Вадима Евсеева и конфликте своего друга Романа Пилипчука с Массимо Каррерой.

- Магомед Мусаевич, категорию Pro вы получали вместе с Андреем Тихоновым и Дмитрием Хохловым. Могли в 2014 году представить, что спустя четыре года вы все будете работать в клубах премьер-лиги?

- Мои коллеги более опытные, у них больше матчей на таком высоком уровне. Конечно, приятно, что я добавился к их компании. Тот выпуск был очень хорошим, буду рад, если с нашего потока начнет работать кто-то еще.

- Опыт у них может и есть, но вы все еще очень молодые специалисты.

- Если судить по возрасту, то да. У меня за плечами полгода работы в «Ахмате» помощником у Михаила Галактионова и Игоря Ледяхова и пять игр в роли главного тренера «Анжи». Андрей уже много лет помогал в «Крыльях Советов», «Спартаке», «Краснодаре», самостоятельно вывел самарцев в премьер-лигу. Дмитрий работал в «Кубани», сейчас в «Динамо».

На сегодня в России сложилась такая тенденция, что стало больше доверия к молодым, нам дают дорогу. Президенты клубов, руководители регионов верят в нас, это льстит. Но мы должны своей работой и результатом доказывать, что они не ошиблись в выборе. Если будем давать результат, то тенденция на приглашение молодых специалистов продолжится. В этом плане мы ответственны за тех тренеров, кто еще не получил своего шанса.

© РИА Новости. Александр Вильф

- Еще лет 15 назад одни и те же тренеры ходили по кругу, а молодежь не получала возможности проявить себя. Сейчас же если у тебя не получилось, за спиной огромная очередь. Конкуренция подстегивает?

- Да. Понимаю, что есть много тренеров, которые ждут своего шанса. Мы, молодые, своей работой должны доказать свою состоятельность. Как пример - Кавказ. Там своих тренеров слишком мало, хочется, чтобы они росли и получали свой шанс.

- А условия для этого там есть? Или надо уезжать в Москву или Петербург?

- Для Москвы надо быть серьезно подготовленным. В Чечне, Кабардино-Балкарии, Дагестане есть небольшие команды, пусть доверяют своим. Как в Краснодарском крае, где работает много местных специалистов. Пусть не главными тренерами, но чтобы входили в штаб, а дальше они будут расти. Человеку, родившемуся и игравшему в этом регионе, не все равно. Да, приезжие тренеры нужны, это новые веяния, местные ребята могут почерпнуть что-то новое, они должны быть в академиях, дублях, штабе первой команды.

Мне нравится футбол Конте и Сарри

- Вернемся к вашему обучению. Экзамен вы сдавали Никите Симоняну. Коленки перед легендарным футболистом и тренером не тряслись?

- Никита Павлович – личность с большой буквы, мы в России все помним его достижения, знаем его. Определенное волнение было, но этот изумительный человек обладает такой харизмой, что когда заходишь к нему, он тебя располагает буквально за минуту. Особенно если ты спартаковец. И волнение сходит, перед комиссией чувствуешь себя свободно.

Он большая личность, видно, что живет футболом. Не удивлюсь, если Симонян говорит о футболе по 16 часов в сутки. Как отказать в общении такому легендарному человеку? Те мэтры, что были раньше, не просто так становились такими личностями. У них есть багаж, опыт, всегда можно выслушать, взять для себя что-то интересное. Почему некоторые тренеры смотрят на работу Олега Романцева, Валерия Лобановского? Потому что всегда интересно узнать что-то новое, в том числе и от Симоняна.

- Кто ваш тренерский идеал?

- Романцев, Лобановский стоят неким особняком. Еще Эдуард Малофеев. В советское время были очень сильные специалисты. На определенном отрезке времени тебя вдохновляет один тренер, затем другой. Пытаешься взять лучшее, хотя никто никогда не знает, будет ли это лучше для твоей работы. И внедряешь в работу то, что ближе тебе.

- Бездумно копировать неправильно?

- Конечно. Копировать бесполезно, много факторов, от которых надо отталкиваться, один из моментов – твой нынешний состав. Увидел, примерил, подошло – отлично, а если нет, то работаем дальше.

© AFP 2018/ Glyn KIRK
Главный тренер «Челси» Антонио Конте

- Из современных тренеров на кого обращаете внимание?

- В последние несколько лет интересно наблюдать за Антонио Конте. Смотрел много матчей его «Ювентуса», сборной Италии. Мне нравилось, что он делал с командами. И чемпионский титул с «Челси» в Англии говорит о его классе. Импонирует и Маурицио Сарри, сменивший итальянца в лондонском клубе, посмотрим, как у него там получится. Но я прекрасно понимаю, что на сегодняшний день не смогу делать то, что делают они.

- Автобиография Алекса Фергюсона должна быть у каждого тренера в качестве пособия?

- Не читал ее полностью, но изучал отрывки. Интересно узнать, как он работал со звездами, как готовился к матчам, как выходил из сложных и конфликтных ситуаций. Сейчас, кстати, изучаю книгу Хосепа Гвардиолы.

- В какой футбол должна играть ваша команда? И какая игровая философия у тренера Адиева?

- Мне мало удовольствия доставляет сидеть в обороне, честно. Я был атакующим игроком, мне не нравилось защищаться. Но жизнь заставляет исходить из того материала, который есть в наличии. Команда у «Анжи» новая, буквально несколько человек остались с прошлого сезона. Ты не можешь просто так взять и атаковать, приходится больше внимания уделять игре в обороне.

Что касается философии, то обороняясь, хотел бы забивать гол, а атакуя – не пропускать, люблю сбалансированный футбол. А если совсем далеко заходить, то хотелось бы играть более агрессивно в атаке, используя прессинг и подавлять соперника на его половине поля.

Если увижу, что зашел в тупик - уйду

- В России в атакующий футбол играют «Спартак», «Зенит», «Краснодар». Почему таких команд мало?

- Есть такой момент, согласен. Разница в классе сказывается. «Спартак» может позволить себе купить Зе Луиша, Луиса Адриано и с ним состязаться очень тяжело. Я играл в Украине один год в скромном «Кривбассе», когда выходили против «Шахтера» или «Динамо», было то же самое. «Кривбасс» имел возможность купить Адиева, а «Шахтер» - Фернандиньо (смеется).

- Но команды второй восьмерки РПЛ тоже не всегда балуют атакующим футболом, чаще приходится видеть, что главная задача – не пропустить гол.

- Не соглашусь. Взять нашу игру с «Оренбургом». Мы хотели забить гол, исходили из своей игры, много времени провели в позиционной атаке, открыли счет и не реализовали пенальти до перерыва. Во втором тайме соперник взвинтил темп, а мы не смогли противостоять ему, проиграли. Если задуматься, то люди понимают: только вышли в премьер-лигу, играть со «Спартаком», «Зенитом», «Краснодаром». Может психологический момент сказывается.

- Допускаете, что есть фактор недоверия? Тренер понимает, что если будет серия неудачных матчей, то его могут заменить. Поэтому и осторожность выходит на первый план.

- Не хотел бы, чтобы тренеров снимали с работы так скоро. Но я отношусь к этому спокойно. В такой ситуации мне не нужен ни генеральный директор, ни президент. Я сам себе президент и требую от себя результат, как тренер пытаешься его выдавливать. Тренер должен уметь работать под давлением и гнуть свою линию.

© РИА Новости. Евгения Новоженина

 Если увидите, что зашли в тупик…

- Первым подойду к президенту и попрошу отпустить меня. Я не тот человек, который оправдывается. Я сразу понимал, на что шел, соглашаясь возглавить «Анжи», и ответственность с себя не снимаю. Никаких «если». Есть сегодняшний день, команда, ситуация. И я должен проявить мастерство, чтобы «Анжи» был конкурентоспособным.

- Получается?

- Отчасти. Я предполагал, что так будет, говорил об этом руководству. Наша игра выглядит рваной, но в матче с «Оренбургом» было много позитивных моментов. После того же «Спартака» нас упрекали, что было ноль ударов в створ, ноль угловых. А в следующей игре было много ударов, много атаковали. Другое дело, что в текущих построениях мы выглядим сыровато. На нас давит психология, и эти наигранные вещи рушатся. Пока нет запаса прочности, но чем дальше, тем целостнее будет выглядеть игра «Анжи».

- «Спартак» после игры с вами тоже ни разу не попал в створ ворот ПАОКа.

- Вот поэтому и нельзя упрекать игроков и тренеров, матч на матч не приходится.

Судье в матче со «Спартаком» не хватило благородства

- С «красно-белыми» вы выставили так называемый автобус перед своими воротами. Единственный вариант, при котором были шансы на положительный исход встречи?

- Я еще на пресс-конференции сказал, что мы не собирались уходить в глухую оборону. Понимали, что в первые 20 минут выходить в атаку будет тяжело, «Спартак» при поддержке трибун будет играть агрессивно и стараться забить гол. А минуте к 30-й у нас уже начались выходы вперед. Так же сложно было минут 15 после перерыва. Если бы мы доиграли минуты до 70-й, то путем замен могли бы усилить атаку и сыграть более агрессивно.

- Расскажите, как же вы хотели играть.

- Было бессмысленно с первых минут встречать «Спартак» высоко. При подготовке к матчу учитывал игру «Ахмата» в прошлом сезоне, когда грозненцы победили 3:1 в Москве. Базовое построение и план на игру строил исходя из той встречи, весной это дало свои дивиденды, можно было сыграть на этом и сейчас. У «Спартака» очень большие зоны, футболисты играют на больших расстояниях. В быстрых атаках мы могли найти свои шансы, но игра сложилась по-другому, а из-за удалений у нас шансов практически не было.

© РИА Новости. Александр Вильф

- Вы говорили, что два удаления сломали игру. Сейчас, когда эмоции после игры остыли, не изменили своего мнения?

- Думаю, что Дмитрию Белорукову можно было и не давать вторую желтую карточку. Это был спорный момент, на усмотрение судьи. Арбитр мог бы понять, что уже одного игрока у нас удалил, тем более мы играли со «Спартаком», который выше по классу.

- Считаете, рефери должен был соблюсти дух игры?

- Я бы сказал несколько иначе. У судьи не хватило благородства. Я говорю своим ребятам, что они не должны самоутверждаться за счет слабых, это не хорошо. Любой сильный и уважающий себя человек должен расти за счет соперничества с равноценным соперником. Тот же «Спартак» обыграл «Анжи» со счетом 1:0, он стал сильнее? Нет.

- «Спартак» критиковали за то, что он смог забить только после того, как получил численный перевес в два человека и должен был громить вашу команду с разницей в пять-шесть мячей.

- Да. Команда становится сильнее, когда она побеждает подобных по уровню. С тем же ПАОКом «красно-белым» надо было решать свои моменты и проходить дальше.

Критиковать судей не стал бы, нужны новые технологии

- В последнее время в чемпионате России слишком много критики в адрес судейства. Тот же Ари после матча со «Спартаком» назвал работу арбитров позором. Вы видите проблемы в судейском корпусе?

- Не хотел бы бросаться такими громкими словами, как футболист «Краснодара». Каждый выполняет свою работу, но давайте скажем откровенно: футбол стал более динамичным, компактным, стало много стыков. Судьи физически не успевают за каждым моментом, где-то они начинают перестраховываться.

- Выход?

- Использовать современные технологии. А однозначно критиковать судей я бы не стал.

- Но тот же VAR можно использовать только в определенных моментах. Не всегда он может помочь разобраться в спорных эпизодах.

- Но это уже хоть что-то. Помимо 90 минут физической работы у судьи должно быть повышенное внимание к каждому эпизоду. Вот были у нас арбитры за воротами, казалось, что они должны помогать главному, но что в итоге? Никогда не брали ответственность на себя, просто стояли за воротами.

© РИА Новости. Александр Вильф

- В Англии после матчей специальная комиссия может наказать футболистов, если судья пропустил нарушение во время игры. Или отменить красную карточку, вынесенную ошибочно. В России это было бы полезно?

- Такие спорные моменты было бы хорошо рассматривать. Мы должны понимать, что все люди, судьи тоже имеют право на ошибку, как игроки и тренеры. Будь подобная комиссия, может, и давление на судей стало бы меньше.

- У вас после матчей возникает желание пообщаться с судьей? В Голландии, к примеру, рефери отвечают на вопросы сразу же после игры.

- Было бы интересно. Я стараюсь не лезть в судейскую тему, но иногда хочется услышать разъяснения. Бывает, подхожу и спрашиваю, почему он принял то или иное решение.

Евсеев долго молчал. Я все думал, что за помощник такой приехал

- Совсем недавно Вадим Евсеев покинул ваш тренерский штаб и возглавил «СКА-Хабаровск». Уже нашли замену?

- Сразу его заменить будет тяжело. Я потерял не только хорошего профессионала, но еще и друга. За время работы мы сдружились, у нас сложились теплые отношения. Вот, кстати, аналогия приходит: парень с девушкой друг друга любят, но по каким-то причинам расходятся. И чтобы сохранить добрую память о себе, некоторое время они не встречаются с другими партнерами. Вот я в такой ситуации сейчас нахожусь - не хочу сразу же с кем-то другим работать (смеется).

- Новый человек по ходу сезона может нарушить внутреннюю гармонию?

- Вы правы. Расскажу, как Евсеев начинал работать в «Анжи». Он приехал на первый сбор, я его практически не видел и не слышал, он ходил, записывал, молчал. Сначала не мог этого понять, что за помощник такой приехал. А когда уже поработали чуть дольше, Вадим стал подсказывать игрокам. И я понял, что он просто присматривался к моим требованиям, пытался изучить меня как тренера. И когда наши мысли настроились на одну волну, Евсеев стал вести подсказ игрокам, чтобы наши идеи не расходились.

© РИА Новости. Александр Вильф

Новому тренеру придется потратить время на адаптацию. А если человек не вникнет, это может помешать работе, произойдет дисбаланс. К выбору помощника надо подходить внимательно.

- Неужели никого не рассматриваете?

- Кандидаты есть, нужно только время. Сейчас будет перерыв, буду встречаться с людьми, принимать решение. Пока же голова занята подготовкой к матчам.

- Евсеев со стороны выглядит угрюмым человеком, одиночкой.

- Немногословный человек, не могу сказать, что в компании он будет много говорить. Он старается высказываться по факту, но когда ситуация потребует, за словом в карман не полезет.

- И в камеру скажет, если нужно. Мы-то помним тот знаменитый матча с Уэльсом.

- Да-да, было дело (смеется).

Пилипчук и Каррера по-разному видели игру «Спартака»

- Есть человек, который связывает вас и Евсеева, и он свободен от работы. А еще для него «Анжи» не пустой звук. Речь о Гаджи Гаджиеве. Может ли он войти в ваш штаб?

- Гаджи Муслимович помощником у Адиева быть не может, это любому понятно. Это мэтр советского и российского футбола, своей работой он всем все доказал. Гаджиев постоянно на связи с президентом клуба, посещает наши матчи. Для меня как начинающего тренера большая честь обратиться к Гаджи Муслимовичу за советом, знаю, что не получу от него отказа. Мы рядом, всегда на связи.

- Значит, он может стать консультантом?

- Это решение, если оно необходимо, будет принимать президент клуба. Гаджиев уже сейчас является моим консультантом, пусть и неофициально.

- Чей совет вам еще важен?

- Это те люди, которые меня знают как тренера, понимают. Когда возникают определенные проблемы, я с ними разговариваю и после дискуссии прихожу к пониманию ситуации, нахожу выход. Не бывает такого, что тебе сказали: сделай так и так и все тут же становится хорошо. Только ты сам видишь всю ситуацию изнутри и можешь найти выход, используя чей-то совет.

- Имена назовете?

- К примеру, Роман Пилипчук. Нас давно связывают тесные отношения, мы созваниваемся с ним. Он может высказать свое мнение по игре моей команды.

© РИА Новости. Алексей Филиппов

- Пилипчук со скандалом ушел из «Спартака» минувшей весной…

- Нужно быть особенно аккуратным в комментарии, когда ты не знаешь всей ситуации. Понятно, что мы общаемся, какие-то вещи он мне говорил, когда касались этой темы. Ему было очень тяжело, за время работы он прикипел к «Спартаку», фанатам, которые поддержали его во время трагедии в семье.

«Спартак» для него не пустой звук. Какие-то разногласия с Массимо Каррерой у них произошли, они, наверное, видели игру команды по-разному. Вдаваться в подробности и расспрашивать Романа я не стал, это не мое дело.

- Как бы вы отнеслись к тому, что ваш помощник за несколько туров до конца чемпионата, когда команда сражается за чемпионство, дает интервью в прессе, в котором заявляет об уходе и благодарит всех, кроме вас?


- Как тренер – негативно. Но чтобы такое произошло, я должен был поступить по отношению к своему помощнику очень плохо. Значит, главный тренер в какой-то ситуации некорректно отнесся к нему и личные интересы обоих сказались на команде.

«Анжи» остался в премьер-лиге не нарушая регламент!

- Спартаковские фанаты в игре с вашей командой развернули огромный баннер, где изобразили смерть с косой, эмблемы ФНЛ и «Анжи», а подпись гласила: «Мы знаем, что вы сделали этим летом». Как отнеслись к этому посланию?

- Видел его уже после матча на фотографиях. Но ведь «Анжи» по спортивному принципу остался в премьер-лиге, не нарушил регламент! Люди хотят увидеть черную кошку в темной комнате. Могу отметить, что не только спартаковцы так считают, болельщики других команд тоже высказываются в таком ключе. Я пытаюсь не реагировать, не придавать значения.

- Есть ли ощущение, что со стороны болельщиков к кавказским клубам существует предвзятое отношение?

- Есть. И меня это сильно удивляет. Мы - единая страна: Кавказ, Урал, Дальний Восток, это все Россия. Мы должны быть объединены одной идеей. У нас есть проблемы с внешней политикой, зарубежные страны оказывают давление на Россию, нам есть с кем выяснять отношения, а мы еще внутри хотим конфликтовать? Так быть не должно.

© РИА Новости. Павел Лисицын

- Вмешивается ли президент клуба в вашу работу?

- Я самостоятелен. Со спортивным директором Александром Танцюрой и президентом Османом Кадиевым мы всегда общаемся. Глава клуба всегда хочет быть в курсе всех деталей перед матчами и после них. После поражения от «Оренбурга» он пригласил к себе, выслушал мое мнение об игре. Осман Гаирбекович очень эмоциональный человек, говорит: «Магомед, может, надо было сделать так?». Но сразу подчеркивает: «Ты главный тренер, ты лучше меня знаешь, как быть». Человек просто хочет помочь «Анжи», это видно.

- «Анжи» повезло с таким президентом? Клуб попал в тяжелую ситуацию, но Кадиев не бросает его, ищет пути выхода.

- Вы верно сказали, он не бросает «Анжи», тогда как другие могли бы отойти в сторону. Он ищет спонсоров, деньги. Как мы бьемся на поле, так и он сражается за пределами стадиона.

Ребята в «Анжи» получают по 70-100 тысяч рублей

- Как работать в условиях, когда некоторые футболисты не получают зарплату с апреля, а долги клуба превышают 250 миллионов рублей?

- Есть трудности. Футболисты не всегда получают деньги, это позитива не добавляет. Приходится поддерживать психологический фон: много разговаривать с ребятами, убеждать их, что мы должны работать. Если сейчас обидимся на какие-то вещи, то завтра будем неконкурентоспособными, и у нас как у футбольной команды ничего хорошего не получится. Если мы команда, то должны заработать уважение на поле.

- Говорите им, что только их хорошая игра способна заинтересовать другие клубы?

- Но можно посмотреть и с другой точки зрения. В России десятилетиями болельщики считают футболистов, извиняюсь за выражение, дармоедами, что они получают баснословные деньги и не умеют играть в футбол. Мои ребята доказывают обратное: в контрактах у них вписаны минимальные суммы. Есть те, кто получает по 70-100 тысяч рублей, для РПЛ это смешные деньги. Таких зарплат нет даже в первой лиге. И то футболисты «Анжи» не всегда получают свои деньги. Но они же выходят на поле, стараются, играют.

Сборная России на чемпионате мира немного изменила сознание болельщиков, что на самом деле не все так плохо, игроки бьются за свою страну и гимн. Хочется, чтобы отношение к футболистам поменялось окончательно, чтобы все понимали, что это тяжелый и порой неблагодарный труд. Игроки «Анжи» выходят и играют практически бесплатно, бьются за болельщика, Дагестан. Век футболиста короток, в нашей команде финансовый вопрос стоит на втором месте. Радует, что не все в этом мире измеряется деньгами.

- Если российских футболистов можно уговорить, уповая на патриотизм, то с иностранцами, которые приезжают за деньгами, труднее?


- Спортивный директор «Анжи» рассказал мне, что совсем недавно наш защитник Джон Чансельор, перешедший в команду в феврале, впервые спросил про зарплату. Я удивился, неужели парень ни разу не получал деньги? Оказалось - уже как полгода. Вот видите, Джон тоже долгое время не думал о деньгах. Он много времени пропустил весной, сейчас играет в футбол. Это его радует больше, чем банковский счет.

© РИА Новости. Владимир Песня

- Согласитесь, в футбол играть приятнее, чем стоять у станка или проводить целый день в сталелитейном цехе.

- Посмотрите на вопрос с другой стороны: все приятно делать, если это твоя любимая работа. Уверен, что в нашей стране найдутся люди, которые предпочтут игре в футбол заводской станок. Каждый человек должен быть профессионалом в своей профессии. Любую профессию нужно уважать и ценить.

- Зарплаты современных футболистов несравнимы с доходами учителей или врачей. Да и во времена вашей игровой карьеры вы как футболист получали в разы меньше. Разве не так?

- Есть дисбаланс. Но не в каждой команде такие высокие зарплаты. Я уже сказал, сколько получают наши ребята. Опять же, футболистов ругают за их миллионы, но на такие условия соглашаются руководители клубов.

Есть и обратная сторона медали. Я когда начинал играть, нас было 25 человек, и профессиональными футболистами стали четверо. В молодости в 15-16 лет у меня кроме школы и тренировок ничего не было, я не мог пойти с друзьями гулять, не видел тех вещей, что есть у обычных подростков. Я потерял воспитание дворами, хотя мне всегда было интересно, чем занимаются мои ровесники. У меня было две дороги – школа и футбол.

Мы не должны винить футболистов за их заработки. У любого мальчишки тоже был шанс выбрать этот путь. Нельзя обижаться на судьбу, каждый человек заслуживает столько, сколько сделал для своего счастья, нужно чем-то пожертвовать, чтобы чего-то добиться.

- Вы бы посоветовали родителям отдавать детей в футбол?

- На начальном этапе – да. Если из него не получится футболист, он в любом случае будет спортивным человеком, можно будет огородить его от вредных привычек, у него будет самостоятельность. Спорт формирует личность у человека. Мой отец отдал меня и брата в секцию. По прошествии какого-то времени стало понятно, что у брата душа к футболу не лежит, и он выбрал другой путь, мне же нравилась игра.

Не смотрю за горизонт в мечтах, живу от игры к игре

- Игроки подходят и просят отпустить?

- Мы понимаем, что не можем удерживать дорогих футболистов. Мирал Самарджич и Паул-Виорел Антон ушли в «Крылья Советов». С ними мы были бы более сильными, но такова жизнь. Если есть условия лучше, то ничего не поделаешь, мы все понимаем. Тот же Мохаммед Рабиу, имея предложение из другого клуба, сказал, что останется в «Анжи» как минимум до зимы.

- Рабиу можно только посочувствовать. Канувшая в лету «Кубань» до сих пор должна несколько зарплат.

- Не знаю. Он говорит, что еще не набрал своей формы и хочет помочь «Анжи», вернуться здесь на свой прежний уровень. А уже потом будет смотреть.

- Ганец два года не играл в футбол, остается в команде, несмотря на долги. Пример для молодежи?

- Вы бы видели, как он подходит к тренировкам, к играм, к восстановлению. Честно, я впечатлен его отношением к работе, профессионализмом. Я бы пожелал многим нашим молодым футболистам хотя бы неделю посмотреть, что делает Рабиу.

- Вы выходите на утреннюю тренировку, а кто-то из футболистов за ночь покинул команду. Такое возможно без вашего ведома?

- Нет, конечно! Мы заранее узнаем, что кто-то может уйти. С каждым из ребят у нас есть контакт, если кто-то не хочет продолжать карьеру в «Анжи», то мы расходимся цивилизованным путем.

- Удастся ли добраться до белой полосы? Найдется ли тот спонсор, который спасет «Анжи»?

- Сложно сказать. Жизнь меня научила отталкиваться от сегодняшнего дня, живу недельными циклами – от игры к игре, не смотрю за горизонт в мечтах. Конечно, я хочу, чтобы у «Анжи» все было хорошо, здесь я сформировался как футболист, делаю первые шаги в тренерской работе на высоком уровне. Руководство клуба прилагает все, чтобы сохранить клуб, найти спонсоров.

© РИА Новости. Павел Лисицын

- Вы шли в «Анжи» зная о проблемах?

- Конечно, мне сразу сказали о трудностях, которые нас ожидают, говорили, что придется потерпеть. Мы общались в открытую, никаких секретов не было. Все понимают, в каких условиях мы работаем, каждый делает свою работу настолько, насколько может сделать хорошо.

- Какую задачу перед вами поставили на сезон?

- В каждой игре стараться брать очки, показывать конкурентоспособный футбол. А весной посмотрим, где мы окажемся.

- Как думаете, вы оказались готовы к самостоятельной работе?

- Сложный вопрос. Психологически то давление, которое есть, переношу нормально и спокойно. Другое дело, что тот результат, который есть, говорит о другом. Мои ощущения – я готов, могу дальше работать, но результаты не те, что хотели. Нужно подождать до зимы и уже дать оценку.

- Коллеги после матчей не сочувствуют?

- Перед игрой, бывает, парой слов перекинешься. А те, кто хорошо меня знают, в курсе, что я не люблю, когда меня жалеют и сочувствуют. Я считаю, что это проявление слабости. Мы должны гнуть свою линию и оставаться верными тому пути, который выбрали.

Вторую часть интервью с Магомедом Адиевым, в которой он рассказал о дорогих подарках от Рамзана Кадырова, шашлыках Василия Баранова, игре за ЦСКА и «Спартак» и тяжести жизни в Москве, читайте на сайте rsport.ria.ru.