11.10.2013  02:00

Казиахмедов: «Сейчас как никогда нам нужна поддержка болельщиков» (ВИДЕО)

Генеральный директор «Анжи» Айваз Казиахмедов в интервью «Анжи ТВ» ответил на вопросы болельщиков клуба.

 


— Айваз Михайлович, добрый день, наконец-то мы вас в студию пригласили, наконец-то вы нашли время — в этот не самый простой для клуба период. Необходимо общаться с болельщиками, отвечать на их вопросы. Эти вопросы мы сегодня подготовили. Чувствую, что и вы подготовились. Можно показать эти листики?

— Да, работал с материалом. Эти листики, как я их называю, «пушкинские записки». Потом в истории их можно будет использовать, пригодится для потомков. А сейчас, думаю, что обойдусь без листиков.

— Прежде чем мы начнем озвучивать вопросы, наверное, немного о ситуации в клубе. Ваше вступительное слово.

— Конечно, сегодня не самые лучшие времена, в том числе и с точки зрения турнирного положения. Но мы считаем, что в любое время нам необходим диалог, общение с болельщиками и их поддержка. Она очень важна во все моменты. Мы видим, как в социальных сетях они переписываются, болеют душой, кто-то, возможно, передёргивает, даёт завышенные оценки. Я бы попросил болельщиков быть немного сдержанными — в своих оценках и к игрокам, и к тренерскому, и к административному штабу. Это не всегда играет положительную роль. Люди эмоциональные, спортсмены особенно, и в такие моменты больше нужна психологическая поддержка, понимание, что все с командой, что трудности не вечные и они пройдут.

— Сейчас перейдем к вопросам. Понятно, что они не самые приятные, но, как говорится, взялся за гуж не говори, что не дюж. Первый вопрос. Что такое переформатирование, завершилось ли оно? Каковы его причины? Буссуфа и Диарра говорили, что им причины известны, но они пообещали акционеру не говорить. Почему причины так тщательно скрываются от болельщиков и скрываются ли они?


— Мы-то как раз для болельщиков всегда открыты и ничего не скрываем. Но есть вопросы, которые требуют тишины иногда, например, те же трансферные вопросы. Вот многие спрашивают: чем занимается спортивный директор? Он занимается трансферами, но ни один спортивный директор не рассказывает, куда он поехал и с кем разговаривал. Это закрытый за семью печатями процесс, и это так во всех клубах.

Что касается процесса переформатирования, это было вызвано тем, что затраты на приобретение дорогостоящих игроков для быстрого достижения результата не оправдали цели и средств и в то же время с этого года вступил в силу режим финансового фэйр-плэй, принятый УЕФА. Он очень жёстко требует соотношения доходов и расходов, и убытки должны быть минимальными у клубов.

Что касается ФК «Анжи», пока это не такой раскрученный бренд, который так привлекателен спонсорам для каких-то серьезных инвестиций. Надо признать, что у «Зенита», «Спартака» и ЦСКА сегодня в этом плане гораздо больше возможностей с точки зрения их и регалий в том числе, участия в международных турнирах. Они более привлекательны с точки зрения инвестирования спонсорами, чего не скажешь про наш клуб.

Это процесс не одного дня, нам многое приходится менять с точки зрения самого вектора развития, акценты расставлять иначе. Мы начали уделять больше внимания развитию Академии, селекционной работе, вопросам инфраструктуры. Если кто-то понимает переформатирование, что 14 игроков ушло и 15 пришло и на этом всё завершилось, это не совсем так. Сегодняшняя ситуация, даже турнирная — нужно понимать, что реально пришли новые футболисты, они играют чуть больше месяца, с августа команду принял Гаджи Муслимович. К сожалению, свалилась череда травм, мы потеряли Максимова, Траоре, Епуряну, Бурмистрова, Агаларова, Мкртчяна, на какое-то время и главного тренера. Слава Богу, Гаджи Муслимович уже пошел на поправку.

— Как сказал Гусин, Гаджи Муслимович у нас боец.

— Да, в этом ему не откажешь.

— Почему переформатирование коснулось и болельщиков? Ещё пару месяцев назад по поводу поездки на домашние матчи Лиги Европы вы говорили, что будет сделано всё необходимое, чтобы поддержать команду, из Дагестана в московский регион отправятся автобусы и самолет…

— Смена курса коснулась всех областей деятельности клуба. Я уже говорил о режиме финансового фейр-плей. Мы находимся в определенном бюджетировании, мы отказались от всех непрофильных расходов, которые напрямую не связаны со спортивной деятельностью клуба, в том числе авиачартеров для болельщиков. При этом сохранились расходы, связанные с обеспечением болельщиков транспортом, автобусами, электричками, и т. д. Хотя, скажу так, что последняя электричка из Москвы в Раменское заполнилась только на четверть, было 200 человек. Я затрудняюсь сказать, как было в обратном направлении…

Кроме того, что касается других расходов по поддержке болельщиков: мы делаем абонементы для организованных фан-групп — они у нас самые дешевые (1 200 рублей на весь сезон), специальная цена билетов на определенные матчи, пригласительные билеты, что мы часто используем.
Помимо болельщиков мы не отменили социальные аспекты: помощь больным детям, работа с Фондом «Территория добра», мы перечисляем определенные средства туда.

— Вопросы переформатирования касаются только клуба или ещё какой-то инфраструктуры, какой-то составляющей?

— Мы занялись ещё вопросами ребрендинга, сейчас мы уже получили исходники от компаний, которая были наняты для изготовления нового логотипа. Из того количества предложений, которые были сделаны, мы отобрали три варианта. Это делала очень высокопрофессиональная компания, которая специализируется на логотипах, на брендбуках. И как раз я хочу попросить болельщиков: в ближайшее время мы выставим три варианта на голосование и по максимальному количеству голосов и по факторам, связанным с техническими тонкостями, будет выбран вариант, который мы представим в следующем году при презентации новой формы.
Поэтому в ближайшее время мы уже постараемся выставить эти варианты, возможно, уже на следующей неделе. Нам надо это сделать очень быстро, потому что размещение заказа на экипировку будет происходить уже сейчас.

— Насколько мнение болельщиков будет учитываться?

— Голосование!

— То есть как болельщики проголосуют, таким и будет выбор?

— Максимально будем учитывать. Мы выставим логотипы на нашем сайте, и в течение 2 или 3 дней у болельщиков будет возможность проголосовать за тот или иной вариант.

— Есть ли у команды определенные задачи на сезон, можете ли вы их озвучить?

— Задача на сезон всегда есть у любой команды, в нашем случае — побеждать в каждом матче и показывать хорошую игру.

— Есть ли у руководства вопросы к главному тренеру в связи с затянувшейся безвыигрышной серией? Насколько возможна смена тренера в этом году, и вообще, каков кредит доверия к главному тренеру?

— У нас полный кредит доверия к главному тренеру, у него полный карт-бланш на ведение всей работы, связанной с клубом и с футбольной командой. Я хотел бы поблагодарить Гаджи Муслимовича за то, что в этот тяжелый момент он взялся за управление командой, всегда приободряет и ищет пути, как усилить игру, как мотивировать игроков, настроить их. Этот вопрос даже не обсуждается сегодня.

— Какая судьба ждет команду в случае вылета в ФНЛ? Сохранится ли финансирование?

— Я бы даже не хотел бы обсуждать подобный вариант развития событий.

— Почему покинули команду дорогостоящие легионеры — ясно. Но почему ушли Логашов и Шатов?

— Во-первых, команду покинули не только дорогостоящие легионеры, но и наши россияне, к которым относятся Логашов и Шатов. И никто не отменял личного желания игроков сменить клуб.

— Насколько часто Сулейман Керимов появляется в клубе и поддерживает ли он связь с командой?

— Поддерживает связь регулярно и со мной, и с главным тренером. По мере возможности он посещает и матчи, он был на игре с ЦСКА, встречался с футболистами в раздевалке. Его внимание к команде не ослабевает, но не всегда в силу своей работы или занятости он может уделять внимание. Но тем не менее мы всегда находимся на связи и по мере возможности он встречается с нами.

— Чем на данный момент занимается председатель Совета директоров «Анжи» Константин Ремчуков? Как вы смотрите на то, чтобы в Совет директоров вошел представитель болельщиков?


— У Константина Вадимовича большой функционал в его работе. Помимо ведения заседаний Совета директоров, на которых обсуждаются абсолютно любые вопросы политики клуба, у него к тому же представительские функции, которые он выполняет. А что касается состава — это прерогатива акционеров компании, кроме того, там ещё есть и уставные нормы.

— В чем причина плачевного состояния газона на «Анжи Арене». Кто в этом виноват, и что планируется сделать для приведения поля в порядок? И почему был уволен агроном Иванов?

— Не знаю, откуда у спрашивающего сведения, что Геннадий Иванович был уволен. Он работник клуба и выполняет свои функции на базе клуба в Сулаке, ухаживает за полями. Что касается качества газона на «Анжи Арене», мы сами недовольны его состоянием.

Но начну с того, что «Анжи Арена» не подчиняется футбольному клубу «Анжи», это отдельная управляющая компания с отдельными руководителями, которые не являются моими подчиненными, а мы выступаем арендаторами. И мы не можем диктовать, какие действия должны выполнять собственники. Но тем не менее мы находимся в диалоге, и я, и главный тренер высказывались по поводу состояния газона. А что касается Геннадия Ивановича, мы как раз попросили привлечь его к ухаживанию за этим газоном. Уже пара дней, как он внедрен в этот процесс.
Мне трудно говорить о причинах. Поле молодое, ему всего один год. Наверное, есть какие-то агротехнические нормы, другие моменты, что оно должно 2 года полежать. Я не знаю, но мне хотелось бы, чтобы это произошло скорее. А что мы можем с точки зрения клуба сделать, я уже сказал.

— Планируется ли улучшать инфраструктуру «Анжи Арены», в частности, много вопросов, связанных с парковками и питанием.

— Про питание мне сложнее ответить. Комбинат питания — это отдельная история, которая не является нашим профилем. Хотя, конечно, я слышу мнения болельщиков и буду говорить об этом с руководителями «Анжи Арены». Изучим ситуацию, посмотрим, чем мы можем помочь болельщикам со своей стороны.
Что касается парковок, получается, я снова буду говорить за них. Видимо, есть какая-то определенная территория, которая принадлежит стадиону, на которой можно сделать парковку. Всё остальное — это территория, принадлежащая другим собственникам, а хозяйственное владение никто не отменял.

— В следующий раз можно пригласить представителей «Анжи Арены», пусть отвечают.

— Да, но я не думаю, что они смогут увеличить территорию «Анжи Арены», потому что все земли вокруг расписаны. Я даже заметил тенденцию: как только заработал стадион, рядом стали появляться заборы, значит, эти земли уже расписаны.

— Почему клуб не транслирует матчи молодежного состава?

— Знаете, отказ от трансляций связан с низкой посещаемостью, так что мы хотели бы вернуть зрителей на трибуны. К тому же просмотр осуществляют не более 300 человек, то есть эффективность очень низкая. Многие клубы от этого также отказались, тем не менее мы ведем онлайн-трансляцию. Так что я приглашаю болельщиков приходить на стадион и поддерживать команду на трибунах

— А после матча у нас и видеообзор есть.

— Да.

— В конце прошлого года вы сказали, что в 2013 году начнется строительство тренировочной базы в Дагестане, а в апреле этого года уже собирались выбрать место под это строительство. Когда нам ждать обещанной базы, и начнется ли строительство в срок? Уже совсем ничего не слышно об «Анжи-сити». Был ли на самом деле такой проект, и что с ним произошло? Почему команда уже сейчас не может жить в Махачкале, в «Джами» или в «Абу Даги», и тренироваться на «Анжи Арене»?

— Естественно, мы планировали, что в 2013 году начнется это строительство. И когда я в апреле общался с болельщиками, я говорил, что через 2 недели должна приехать группа специалистов посмотреть 2–3 площадки. Всё это действительно произошло, группа специалистов приехала. Они посмотрели площадки, от одной вообще сразу отказались, вторая оказалась федеральной собственностью, большие сложности с переоформлением, в том числе и высокая стоимость площадок, она тоже имеет немалое значение для инвесторов. Поэтому на сегодняшний день мы не имеем площадки, на которой могло бы начаться строительство базы и пока идет прорабатывание этого вопроса. Поэтому вопрос даты достаточно сложен, пока мы не определимся с местом.
Что касается пребывания команды в Махачкале, всё-таки «Джами» и «Абу Даги» — это гостиничные комплексы, всё время находиться в рамках одной комнаты для спортсмена не очень хорошо, поэтому база — это идеальная история. Помимо всего этого нам необходимо в Москве иметь медицинский центр, реабилитационный центр, центр по физподготовке, поэтому пока мы выбираем то, что более эффективно с точки зрения подготовки футболистов. Например, сейчас команда едет на сбор в Турцию.

— Расскажите ситуацию с академиями «Анжи», что делается в этом направлении?

— Когда многие болельщики спрашивают, что делают клуб, администрация клуба, с гордостью могу сообщить: я пришел в «Анжи» в марте, а в августе мы открыли Академию. Она же не появилась сама собой, по мановению волшебной палочки: откуда-то пришел Йелле Гус, откуда-то набрались тренеры, как-то организовалась инфраструктура, как-то начался учебный процесс, отбор, экипировались все…
Никто не говорит, что над этими процессами день и ночь работала администрация клуба. И то, что сегодня сделано — это на самом деле большая гордость. Это первый этап формирования базовой академии «Анжи». Я в курсе тех проектов, которые были анонсированы ещё до меня — создание 7 региональных центров — это всё имеет право на жизнь, и никто от этого не отказывается, но сегодня превалирующую роль играет именно базовая Академия, которую мы должны сформировать, она должна окрепнуть и работать в хорошем режиме. И уже на базе её можно тогда будет открывать региональные центры, потому что нам надо набрать определенное количество тренеров, подготовить их. У нас должна быть ротация тренеров, в том числе необходимо продумать какую-то командировочную систему, чтобы тренеры могли, работая здесь, поехать в регион, поработать там 2–3 месяца, полгода. Иначе без выстроенной системы обучения и подготовки, которую можно сделать только в базовой Академии, будущего нет. Для галочки это делать никто не собирается, поэтому основной акцент сделан на нашу академию. Более того, мы перераспределили акценты и сделали больший акцент на местные кадры, которые в будущем могут пополнить нашу команду. И даже сегодня мы пересмотрели бюджет академии в сторону увеличения, это очень важный сегмент, который в ближайшие дни начнет функционировать. Поэтому я, наверное, так долго, но постарался максимально подробно ответить на этот вопрос.

— Будет ли в этом году встреча болельщиков с командой?

— Мы обсуждали этот вопрос буквально недавно с Гаджи Муслимовичем. Он тоже очень хочет встретиться с болельщиками и готов. Единственный вопрос — по дате и времени, надо будет подобрать удобную дату и, я думаю, мы эту встречу проведем.

— Сейчас столько предложений посыплются с датами после вашего отъезда)))
Как клуб отреагировал на критические высказывания Роберта Карлоса в прессе касательно нашего клуба?


— Я с огромным уважением отношусь к Роберто и хочу сказать, что он очень много сделал для развития нашего клуба, для имиджевой составляющей клуба. Сложно комментировать, иногда пресса дает свои интерпретации. Но мы с ним связывались, он сказал, что в этой статье многое было передёрнуто, поэтому нельзя держать зла на такого замечательного человека.

— Планирует ли клуб решать ситуацию  с постоянными оскорбительными выкриками в адрес команды и болельщиков?

— Это большая проблема, я бы сказал, большая беда всего отечественного футбола. Потому что сталкиваемся не только мы с этим. Что мы для этого делаем? Естественно, встречаемся  с президентами, руководителями  других клубов, мы обсуждаем эти вопросы, какие можно принять меры, ограничения. Например, по решению Премьер-Лиги был введен одно время интерактивный шум во время кричалок. Но получилось так, что другая часть болельщиков стала возмущаться. Реально этот шум не просто мешал, а уже на барабанные перепонки стал давить людям.
Мне кажется, что одной из эффективных мер в этом могло бы быть  наказание трибун, как это делается, например, в Италии: если происходит скандирование с какой-то трибуны, то происходит дисквалификация именно этой трибуны на какой-то срок.

— Почему в билетной программе на матч  с «Тоттенхэмом» не был учтен прошлогодний опыт матча с «Ливерпулем», когда на домашнем матче «Анжи» в Москве собралось 17 тысяч зрителей и не было зафиксировано ни одного инцидента? Почему мы вновь наступили на те же грабли? Насколько известно, продажа билетов на «Тоттенхэм» велась по паспортам, задержаны ли провокаторы, и какое наказание им грозит?

— Скажу так. Мы не наступили на  грабли, просто эта история как мутирующий вирус какой-то. Болельщики эти придумывают новые формы, как бы нагадить и избежать ответственности. Поэтому даже продажа им билетов по паспортам не показалась страшной мерой. Причем могу сказать, что большая неожиданность для нас была на матче с «Тоттенхэмом». Это была группа из порядка 50–60 человек. Они создали сложности для рядом сидящих, неожиданность была для всех абсолютно. Там было задержано порядка 47 человек, к которым применяются определенные санкции в правовом поле. Но, естественно, мы на следующий матч с «Шерифом» и «Тромсё» подготовим некий антивирус для этой истории. Думаю, что постараемся избежать, сделать всё необходимое, чтобы такое не повторилось, и скорее всего нам понадобится помощь наших любимых и преданных болельщиков, которые помогут нам в реализации билетной программы.

— В прошлом году причиной переезда матча  Лиге Европы в Черкизово назвали тот факт, что арена в Раменском не соответствуют нормам УЕФА  для групповой стадии. Что изменилось за год?

— Действительно, у УЕФА был ряд претензий к арене в Раменском, и в прошлом году были эти замечания сформулированы. В течение года администрация стадиона проделала большую работу по устранению недостатков, и максимально всё было подведено к тому, что групповую стадию уже можно было проводить на этом стадионе. Но при этом определенные ограничения все равно сохранились с точки зрения количества людей, потому что количество вертикальных полноростовых турникетов недостаточно для обеспечения правильной пропускной способности. Но нам удалось, за что мы благодарны органам полиции Подмосковья, которые пошли нам навстречу в этой части. И мы определили количество людей, которые могут посещать матч. Ну как показала практика первого матча, это вполне оказалось достаточно для выездной игры.
Могу опять же не без гордости сказать, что нам удалось опередить многие клубы, которые тоже бы хотели играть в Раменском с учетом той ситуации, которая, как вы видите, сегодня происходит: «Спартак» играет в Екатеринбурге, ЦСКА в Санкт-Петербурге свои матчи, это реальный форс-мажор. Тут мы сработали на опережение и в июне стали заниматься уже ремонтом поля в Раменском и сейчас продолжаем совместно с администрацией стадиона вести все эти работы. У нас хорошее взаимопонимание с администрацией стадиона. И я думаю, что мы должны нормально провести оставшиеся 2 матча группового этапа.
Что касается дальнейшего, пока надо будет пройти групповой этап, а там уже надо будет обсуждать.

— Айваз Михайлович, поделитесь планами на следующий год.

— Планы «Анжи» на следующий год, они, наверное, пересекаются с планами на этот год. Побеждать в каждом следующем матче. Достигать определенного спортивного результата, позволяющего быть конкурентными в спортивной борьбе. Также мы будем продолжать заниматься вопросами развития академии, вопросами развития инфраструктуры, и какие-то долгосрочные перспективные проекты на сегодняшний день презентовать очень сложно. Мы сами находимся в  процессе формирования нашей политики, позиции в новом течении, поэтому на всё требуется определенное время. Опять же хотел бы попросить болельщиков не торопиться с выводами, на всё нужно время, иметь определенное терпение. Я думаю, что это поможет нам вместе прийти к тому результату, который мы бы хотели видеть.
А так, я хочу поблагодарить всех наших болельщиков. Я наверняка не ответил на все вопросы, которые были, часть вопросов я попрошу болельщиков, чтобы они написали в Твиттер Александру Удальцову или нашим офицерам по работе с болельщиками — Загиду и Насруле. Они знают ответы на эти вопросы и, соответственно, в ближайшие дни, сегодня, завтра они могут продолжать отвечать, если кто-то остался неудовлетворен либо ответом, либо отсутствием ответа. Я понимаю, что таких, наверное, немало, поэтому заранее прошу извинения. Возможно, когда будет встреча с главным тренером, и я постараюсь принять участие в ней.