28.01.2014  12:09

Исламнур Абдулавов: «ДАЖЕ В МЫСЛЯХ НЕТ, ЧТО "АНЖИ" ВЫЛЕТИТ»

Исламнур Абдулавов: «ДАЖЕ В МЫСЛЯХ НЕТ, ЧТО «АНЖИ» ВЫЛЕТИТ»

Воспитанник дагестанского футбола Исламнур Абдулавов — о конкуренции, «Реале», мечтах, «крестах», голах и спортивной злости.
 
— Чувствуешь, что способен составить конкуренцию тем, кто считается сегодня игроками основного состава? Или как минимум усилить её?

— Да, конечно. Знаю, что могу помочь команде. Без этих ощущений я бы вообще, наверное, сюда не приехал.

— Это называется — уверенность в себе…

— Так научили, так воспитали. Я и при звёздах в этом не сомневался, когда в конкурентах были Это’О, Траоре, Виллиан. Тоже был в себе уверен, честно говорю.

— Можно сказать иначе — самоуверенность…

— Нет. Я хорошо понимаю, кто есть кто, но меня это ещё больше подстегивает, заводит. Рано или поздно я их догоню. У меня есть мечта, я же её не скрываю — играть в «Реале». К ней надо идти.

— Мечта или просто сладкий сон, Исламнур?

— Почему сон? На самом деле есть такая цель. Я давно, ещё года два назад, составил план, как нужно двигаться, и хочу его выполнить. Сначала закрепиться в дубле — закрепился. Попасть в первую команду. Попал. Теперь в основе хочу играть.

— В этом плане значился гол, который в 2013-м нужно было забить в матче Премьер-Лиги?

— Да. Выйти в основном составе и забить. Этот гол я запланировал год назад, на зимних сборах, когда все звёзды ещё были в команде.

— Твой гол пришёлся на самое крупное поражение «Анжи» в сезоне — 1:5 от «Рубина». Больше поздравляли или сочувствовали?

— Когда зашёл в раздевалку и включил телефон, он у меня прямо в руке чуть не лопнул. Наверное, все, кто есть в контактах, хотели что-то хорошее сказать. Была радость, конечно, потому что первый гол — особое событие. И была обида, потому что счёт такой…

— Не по делу?

— Как-то всё против нас в тот день сложилось. Так бывает. А гол придал мне уверенности, я сразу почувствовал. До этого были другие ощущения: казалось, что забить в Премьер-Лиге — какая-то фантастика. Утром после «Рубина» проснулся и понял, что можно играть и забивать: все такие же люди, как и я, у них по две руки, по две ноги, не больше. Скованность исчезла, теперь не боюсь. В этом плане мой гол очень многое значит.

— Если бы ты был журналистом, как бы его описал? Красиво получилось?

— Ну так, нормально. Не самый красивый гол, но и не самый корявый. Была подача с фланга, Траоре поборолся за мяч, он ко мне отскочил. Я стоял спиной к воротам и понимал, что сзади три защитника — Сесар Навас, Кузьмин и еще кто-то, не помню. В этой ситуации лучше было сразу ударить. Так сложилось, что попал.

— Ты молодой, здоровый, крепкий парень. Отсюда вопрос: сборы — это тяжело?


— Первый был тяжёлый, силовой такой. Второй — нормально. Нас ведь плавно из первого во второй перевели. Сейчас и в зале нагрузки приличные, и на поле тоже, но оттого, что на первом сборе хорошо поработали, они переносятся легче.

— Какие игровые недостатки ты в себе находишь, если иметь в виду глобальный жизненный план?

— Самый главный — игра головой. С моим ростом я должен выглядеть наверху гораздо лучше. Надеюсь, что всё получится. И ещё я в скорости потерял в связи с травмами. Надо восстанавливать.

— «Кресты» — гнусное ощущение?

— Да, угнетает. Как подумаешь — это же минимум полгода… И сроки восстановления, и само восстановление — чего в них хорошего? В зале по шесть-семь-восемь часов в день стоишь и просто тянешь резину. Нудная, тяжёлая работа. Она реально выматывает. При этом очень обидно: команда на поле, ты видишь, как ребята бегают, играют, все на позитиве, а ты тут как тюрьме. Первое время очень тяжело, правда. Эту травму я перенёс два раза. Никому бы такого не пожелал.

— На скорости ощутимо сказывается?

— На скорости, на резкости. Новая связка, теряется память мышц. Свои нюансы, в общем. Но скорость можно вернуть. Я верну.

— Несложно догадаться, что матч в Раменском против «Тоттенхэма» стоит в твоей биографии особняком. Лига Европы, стартовый состав, такой соперник… Съели Абдулавова англичане или он их немножко подёргал?

— Съели и не подавились. Я потерялся тогда. Оказался без мяча и не знал, что делать. Они ещё и физически оказались сильнее, чем можно было подумать. Быстрые, крепкие, жёсткие все. Это другой уровень, к нему нужно стремиться.

— Думают британцы тоже быстрее?

— Мне кажется, это ощущение как раз с «физикой» связано, потому что они постоянно имеют численное преимущество, всегда, на каждом участке поля. Поэтому и мяч у них быстрее ходит. А вообще, я бы не сказал, что они гении футбола. Нормальные ребята, не из космоса. Просто готовы хорошо.

— Тебе довелось поработать в структуре такого клуба, как киевское «Динамо», — клуба, который считается «большим». Есть ощутимая разница между «Динамо» и «Анжи»? Ну, скажем, с точки зрения организации?

— Не заметил. «Динамо» действительно легендарный клуб, у него такая история! Но если вы именно об организации — мне кажется, в некоторых моментах в «Анжи» даже лучше работа поставлена. И не только я так думаю.

— Хотел в Киеве в основу пробиться или это была просто стажировка?

— Хотел, конечно. Какие-то шансы были, всё от меня зависело. Потом их не стало. Сам виноват. Но это тоже хороший опыт, очень полезный.

— В «Анжи» немало своих воспитанников — по нынешним временам редкий факт. Вы, может, и герои для Махачкалы, но с вас и спрос двойной, правильно? Трибуны имеются в виду, болельщики…

— Да, в последнее время спрашивают жёстко. Часто даже по-злому, знаете: почему, как так, до каких пор? Но это понятно: люди очень переживают за «Анжи», у каждого сердце болит. Поэтому всегда стараешься объяснить побольше, просишь быть с командой, а не против неё.

— Хорошему, правильно устроенному спортсмену чувство злости тоже присуще. То, что происходит с «Анжи», провоцирует спортивную злость?

— У меня — да. Мотивирует. У каждого в жизни случается чёрная полоса. «Анжи» в неё на целых полгода попал…

— «Всё, что не убивает, делает нас сильнее».

— Согласен. Поражения тоже бывают полезными, особенно такие, как у нас: вроде неплохо выглядим, лучше соперника, но мяч в ворота не идёт, и всё тут. А потом раз-два, ошибка, провал — получите в свои…

— Какое место займёт «Анжи» в этом сезоне?

— Этого никто не знает. Но даже в мыслях нет, что мы вылетим в первый дивизион.

— Кто станет чемпионом России?

— Думаю, «Локомотив».

— Чемпионом мира?

— Бразилия.

— Кто лучший футболист мира?

— Их двое вообще-то. Но вот именно сегодня — Криштиану Роналду.

— В России кто лучший?

— Диарра.

— А в «Анжи»?

— Не обидеть бы ребят…

— Раз сомневаешься, скажи, что Сердеров.

— Ну Сердеров — это понятно, он вообще без конкурентов. Я думал, кого на второе место поставить.

— Он тебя не поддушивает, что уже три забил в спаррингах, а ты пока молчишь?

— Нет, мы всегда друг друга поддерживаем. Мы с детства вместе — в паре, в связке. Когда я «Рубину» забил, первая эсэмэска от Сердера была. А сейчас я за него радуюсь.