04.03.2014  17:30

ИГРА В ЦИФРЫ

ИГРА В ЦИФРЫ

Часто приходится слышать о том, насколько серьёзно разнятся профессиональный и любительский взгляды на игру в футбол. Вообще, это утверждение справедливо для любого вида человеческой деятельности. Чтобы наглядно его проиллюстрировать, пресс-служба «Анжи» адресовала главному тренеру команды Гаджи Гаджиеву вопросы, подразумевающие не столько популярные, сколько близкие к науке или методике ответы. Под разбор попали два матча Лиги Европы между «Анжи» и «Генком», по итогам которых махачкалинцы прошли в 1/8 финала Лиги Европы.

— Общее впечатление о первом официальном матче сезона, который завершился нулевой ничьей, можно сформулировать в двух словах: не дожали…

— В нашем случае это не только слишком простое, но и совершенно неточное определение. Ведь «не дожали» означает, что для победы не хватило прежде всего мотивации и физической готовности. В действительности же мы заметно перебегали «Генк» (118,8 км у «Анжи» против 111,7 км у «Генка»), при этом передвигались быстрее соперника и большее расстояние покрыли на высокой скорости (дистанция спринтов и рывков – 11,5 км у нас против 9,5 у «Генка»). Чтобы реализовать свой физический потенциал, надо было точнее играть в пас и быстрее принимать решения в заключительной фазе атаки.

ИГРА В ЦИФРЫ

— К этому выводу тоже есть цифровая иллюстрация?

— В первой игре у соперника было 82% точных передач против 78% наших. Преимущество, правда, сформировалось за счёт подготовительных передач, которых бельгийцы совершили ощутимо больше. Мы же были точнее в конструктивных, обостряющих и острых передачах. То есть достаточно успешно перекрывали зоны, не позволяя сопернику динамично развивать атаки, а сами старались действовать вертикально, по возможности обостряя игру.

В ответном матче соперник был в передачах ещё точнее (86%), был агрессивнее в атаке, но не был острее. «Анжи» владел мячом заметно меньше, чем в Раменском, но атаковал эффективнее, чем дома. Вот такого рода суждения — мои или любого другого тренера, эксперта — всегда более аргументированны, если находят подтверждение в каких-либо количественных критериях. В данном случае мы можем сослаться на число острых и обостряющих передач в первом и втором матчах: в Раменском таких передач у нас было 10 против 5 у «Генка», в Бельгии стало 17 против 6. Разница весьма существенная.

ИГРА В ЦИФРЫ

— Каковы критерии определения этих терминов — «острая», «обостряющая»?

— Если коротко: передача мяча игроку, находящемуся в голевой либо близкой к ней позиции.

— Как и кем считаются эти показатели?

— У нас заключен контракт с фирмой InStat Football, специализирующейся на анализе соревновательной деятельности профессиональных футбольных команд. Цифры, возможно, не имеют особой ценности для любителей футбола, но являются одним из необходимых рабочих инструментов для тренера. Они позволяют глубже анализировать игру и вносить коррективы в тренировочный процесс.

— Какой прок от цифрового преимущества? Что за выгоду, например, извлёк из этой математики «Анжи»?

— Если смотреть на факты упрощённо, можно сказать так: 20 февраля мы наиграли максимум на счёт 1:0, а для соперника нулевая ничья была в целом справедлива. Да, мы имели основания рассчитывать на более благоприятный исход, но говорить о том, что нули не закономерны, нельзя. Хотя бы в силу того, что остроты было мало: мы организовали только три момента, которые можно назвать голевыми.

ИГРА В ЦИФРЫ

— И за которые не начисляют очков…

— Жизнь команды не ограничивается одним матчем. Тренер в любом случае обязан оценивать игру всесторонне, потому что игра — универсальный тест, с помощью которого оценивается состояние футболистов, уровень их подготовленности. В конечном итоге всё должно сводиться к более эффективному управлению подготовкой.

— То есть цифры, полученные в Раменском, помогли победить в Генке?


— Это упрощённый взгляд на сложный процесс. Сказать однозначно, что полученная по игре информация и внесённые в этой связи коррективы определяют результат следующего матча, конечно же, нельзя. Но надо понимать, что и в игре, и в подготовке мелочей не бывает. Для тренера всё важно. Любую информацию об игре, о состоянии футболистов, о реакции организма на нагрузки необходимо анализировать. Работа с футбольной командой — тонкий механизм, и даже небольшие уточнения и дополнения играют в нём важную роль. В этом смысле оценка показателей матча в Раменском, безусловно, помогла нам в подготовке к следующей игре.

ИГРА В ЦИФРЫ

— Многих удивил выбор на матчи с «Генком» тактической схемы с пятью защитниками…

— Схему, которую можно обозначить как 5–3–2, мы обкатали на сборах. Выбор игровой модели базируется на индивидуальных качествах футболистов, входящих в обойму. Когда кадровых проблем меньше, когда футболисты универсальны, то есть способны выполнять разные функции, можно идти от обратного — от модели к составу на игру. Вообще, это давний диспут, у него богатая история. Валерий Лобановский, например, считал базовым фактором именно модель, под которую нужно подбирать игроков, но у него было много оппонентов. На мой взгляд, эти подходы при всех очевидных противоречиях всё-таки взаимосвязаны. Для решения проблем сегодняшнего дня, при ограниченном людском и финансовом ресурсе востребован первый вариант, то есть «от состава к модели». Если у тренера есть время для творческой работы, а у клуба финансовые возможности — второй.

ИГРА В ЦИФРЫ

— За счёт каких игровых компонентов удалось победить на выезде?

— В ответной встрече «Генк» стремился сыграть несколько иначе, чем в Раменском, применив, по существу, один из вариантов схемы 4–3–3, тогда как прежде мы видели в исполнении бельгийской команды классические 4–4–2 и 4–1–4–1. Как постарается действовать соперник, мы поняли, получив протокол матча за час до его начала. Конечно, коррекция в этой связи была сделана, но незначительная, и касалась она только отдельных игроков. Всё в конечном итоге решал уровень готовности футболистов: насколько их подготовленность — в первую очередь психологическая и физическая — позволит реализовать намеченное, наигранное, удастся ли провести матч на пределе своих сегодняшних возможностей. Команда смогла это сделать.

— После первого матча тренер соперника отметил, что у его команды не получилась игра на флангах…

— При этом флангами бельгийцы провели на 20 атак больше, чем мы: 68 против 48. Извлечь пользу из количественного преимущества «Генку» не удалось в силу того, что мы были готовы к такому акценту и сумели разрушить, нейтрализовать этот фронт. С точки зрения организации обороны «Анжи» провёл неплохой матч.

ИГРА В ЦИФРЫ

— Зато в Генке гораздо более интересно, чем в Раменском, смотрелась группа атаки.

— Действительно, на выезде сыграть в атаке нам удалось лучше, чем дома, но сказать, что на это повлиял какой-то один фактор, нельзя. Всё имело значение. И то, что мы проводили уже второй официальный матч в сезоне; и то, что сопернику нужно было обязательно забивать, он играл в открытый футбол, а у нас появилось пространство, и ситуаций, когда удавалось вскрывать оборону соперника, возникало достаточно много; и выбор плана на игру, который учитывал в том числе и особенности первого матча. И качество поля, конечно, сыграло свою роль, потому что хороший газон — союзник созидательного атакующего футбола. Поле в Раменском было не очень хорошего качества, хотя я знаю, какого труда стоило работникам стадиона поддержать его в рабочем состоянии, — мы, честно говоря, думали, что всё будет несколько хуже. В Генке этой проблемы не было. Всё имеет значение. И приезд в Бельгию Сулеймана Керимова — в том числе. Важно также, что и мы, и, надеюсь, наши болельщики, конечно же, понимаем, что результат в игре далеко не всегда зависит от её содержания.

ИГРА В ЦИФРЫ

— Насколько известно, перед первой игрой по двум позициям в атаке были и сомнения, и варианты. Альтернативу Бухарову и Смолову, в пользу которых делался выбор, могли составить Сердеров и Абдулавов…

— Сомнения были связаны с уровнем готовности игроков. Бухаров не так давно перенёс операцию на коленном суставе, у него по-прежнему имеется лишний вес. Смолов на испанском сборе болел, и только два последних рабочих дня провёл в общей группе. При этом понятно, что Бухаров со Смоловым на сегодня превосходят своих молодых конкурентов в индивидуальном мастерстве. Это и стало решающим фактором.

— Между тем на зимних сборах Сердеров и Абдулавов выглядели достаточно интересно.

— Да, они прошли полный цикл подготовки и функционально готовы лучше. И вообще они прогрессируют в хорошей динамике. Как тренер я ребятами доволен. Пока они уступают партнёрам в уровне индивидуального мастерства, но если динамика сохранится, они обязательно будут получать свои шансы. Мы дадим им такую возможность — разумеется, без ущерба для командного результата.

ИГРА В ЦИФРЫ

— В Раменском свой шанс получил только Абдулавов…

— Важно, чтобы замены не отражались на игровом балансе, на качестве командных действий. Когда Бухаров во втором тайме схватился за колено, мы стали готовить выход Абдулавова, однако позже эта замена трансформировалась в вариант Смолов — Абдулавов…

— Об этом и речь: на поле тогда остались два однотипных форварда.

— С точки зрения габаритов Абдулавов и Бухаров — футболисты действительно примерно одного типа, так называемые «большие», способные при розыгрыше стандартных положений выполнять специальные функции. Но по манере игры различия между ними существенны. Абдулавов способен играть с глубоким отходом назад, тогда как, например, Сердеров предпочитает первую линию атаки. В этом смысле однотипными игроками, получается, можно назвать Бухарова и Сердерова.

— Который в Генке как раз и заменил Бухарова в перерыве…

— Бухаров сам попросил замену — дала о себе знать травма. Если бы не повреждение Бухарова, Сердеров, вполне возможно, тоже появился бы на поле, но чуть позже.

ИГРА В ЦИФРЫ

— Удаление Максимова в первом матче отразилось на качестве игры?

— Конечно. Даже несмотря на то, что времени оставалось совсем мало, — отразилось. Максимов, заработав красную карточку в самой концовке матча, поступил крайне непрофессионально. Он подвёл команду, которая осталась без игрока основного состава, в том числе и в ответной встрече. Разговор с Максимовым был достаточно жёстким. Он не первый год в профессиональном футболе и понимает, что заслуживает серьёзных штрафных санкций. Что такое дисциплина, ответственность, интересы команды должны чётко и однозначно понимать все. А для Максимова этот эпизод тем более нельзя считать случайным: он вполне для него характерен: не первый и не второй срыв. Моё отношение к Максимову по этому факту смягчает только одно: его всегда строгое, добросовестное отношение к своим функциональным обязанностям, к требованиям установки на игру.

ИГРА В ЦИФРЫ

— Андрей Гусин, комментируя удаление Тагирбекова в ответном матче, сказал, что это в любом случае тревожный сигнал тренерскому штабу…

— Удаления бывают разными. Игроки, безусловно, должны всегда управлять своими эмоциями, но случаются моменты, когда судьи не совсем точно оценивают происходящее на поле. В эпизоде, когда Тагирбеков вступил в борьбу с соперником, с его стороны не было ни агрессии, ни отмашки, ни другого нарушения, которое тянуло бы на красную карточку. Но судья решил иначе, и мы на один матч потеряли футболиста основного состава.