10.12.2013  17:25

Гаджи Гаджиев: «Для подготовки к матчу пришлось привлечь дублеров и тренеров» (ВИДЕО)

Перед вылетом в Лондон на матч Лиги Европы своими комментариями поделился главный тренер «Анжи».

— Гаджи Муслимович, команде предстоит последний матч календарного года. Как «Анжи» готовится к игре и когда отправится в Лондон?

— Полетим 11 декабря. Готовимся в обычном режиме. Необычно только то, что на сей раз совсем много игроков выбыло из обоймы, и в понедельник к подготовке было привлечено четверо дублеров. Потому что для игры, относительно моделирующей предстоящий матч, у нас совсем не было народа. А вместе с тренерами набрали 20 человек. Привлекли даже тренера молодежной команды Агаларова-старшего.

— Как он, кстати?

(Улыбается.) На троечку с минусом. Гусин. В ворота встал Акаев — очередную травму, вывих пальца, получил Кержаков. В свое время у нас уже были ситуации, когда оба вратаря были травмированы. У Липоски был перелом лицевой кости, а у Армишева — растяжение мышцы пресса. И тогда у нас Акаев как раз тоже был в протоколе как второй вратарь заявлен.

— Чувствуете, что ситуация повторится?

— Не знаю. Во всяком случае вероятность того, что Кержаков выйдет на поле, низка. На 90% этого не случится. Женя Помазан болен. Мы надеемся, что температура спадет, а с травмой коленного сустава он все-таки тренировался, и скорее всего ему придется сыграть. Сейчас уж думаешь, может, лучше ему не тренироваться. А по поводу челюсти Гаджибекова тоже ситуация неприятная. Али в матче с «Кубанью» получил сильный удар, перелом и сотрясение. К счастью, сотрясение не тяжелое.

— Насколько я знаю, тренерский состав уже был у него в больнице?


— Да, мы поехали сразу после матча. Он уже тогда чувствовал себя неплохо в плане общего самочувствия. Али уже был в сознании (он ведь терял сознание), ему скрепили сломанную кость челюсти, и 3 недели он будет держать скобы.
Под занавес и так хватало травм: Траоре, Максимов, Абдулавов, Ещенко. Кстати, Ещенко тоже не летит — в силу того, что в последнем матче у него уже к перерыву распухло колено, во втором тайме он ещё минут 15–20 минут сыграл. Но гематома не проходит. Не поедет и Мкртчян — у него травма коленного сустава.

— В голову приходит такая мысль: хорошо, что мы ещё до матча с «Тоттенхэмом» решили вопрос выхода из группы в Лиге Европы.

— В принципе, да, хорошо. Но нерешенных проблем, в том числе из-за большого числа травмированных, у нас хватает. Особенно это касается группы атаки: из всех форвардов у нас остался Сердеров. Кстати, Сердер, играя постоянно (нет худа без добра), прибавил.

Жаль, что Али получил травму, он прилично провел последний матч. Что касается Абдулавова, я понимал, что он не способен помочь нам в той степени как, например, Траоре. У Исламнура все же не такой уровень. Но Абдулавов мог бы нам в некоторых матчах помочь. Слишком рано он вышел на тренировку, не долечившись. Молодой, эмоциональный…  В результате — рецидив травмы. Вообще ахилл тяжело лечится.

Конечно, из всех этих травм самой трудновосполнимой для нас была потеря Траоре. Он ведь фактически не играл с сентября, проведя 1–2 игры.

— Гаджи Муслимович, вместе с тем приближается трансферное окно. Шансы пополнить команду квалифицированными форвардами увеличиваются. Можно ли говорить, что в весенней части сезона нам будет легче?

— Многое зависит от того, кого возьмем, от качества селекционной работы и от качества подготовки. Мы ведь начиная с сентября не могли тренироваться полноценным составом. И до сентября это не получалось, потому что желавшие уйти футболисты фактически не тренировались, жалуясь на травмы. Они ждали ухода. А потом были перерывы для сборников — та ситуация, когда мы из дубля привлекали ребят: работали 6 человек из основы и 6 из молодежки.
Потом пошли матчи Лиги Европы, и там тоже у нас было как бы 2 группы: одна группа играет, другая тренируется. И тоже полноценным составом мы не тренировались или проводили одну тренировку в неделю. Конечно, для решения задач, связанных с какой-либо командной подготовкой, этого мало. Играть ведь надо 10 на 10 или хотя бы 9 на 9. А мы играли 5 на 5 или 6 на 6.
А сейчас будет несколько иная ситуация. В январе-феврале мы сможем тренироваться полным составом. И от селекционной работы зависит многое. Важно ещё профилактическую работу провести, связанную с травматизмом, чтобы не повторялось нынешних ситуаций, когда 10 человек не участвует в тренировочном процессе.

Мы находились в сложной ситуации, и селекционная работа в августе была некачественной. Мы просто заполнили гардероб вещами. Нужно было заполнить, играя на 2 фронта. А как заполнили: перебор в одних позициях, недобор в других…