11.06.2009  19:50

Футбольные операторы работают бесшумно

В период предсезонной подготовки оператор "Анжи" Муслим Бабаев, в отличие от команды, выдававшей неоднозначные результаты, получил отличную прессу. "Кавказцы - народ смелый и отчаянный. И ради любимого дела идут на любой риск. В контрольной встрече с московским "Динамо" оператор "Анжи" Муслим очень наглядно подтвердил это, - писал корреспондент "Спорт-Экпресса" Александр Львов. - Чтобы лучше снять матч, он с камерой забрался на электрическую мачту, где, не слезая, мужественно провел все девяносто минут игры плюс четвертьчасовой перерыв. Причем без какой бы то ни было страховки. Смело можно предположить, что операторскую профессию этот рисковый джигит с успехом мог бы совмещать со специальностью каскадера, для которых подобные трюки не в диковинку".


- Тот матч я снимал, сидя на "стульчике", приваренном к вышке примерно на восьмиметровой высоте, - вспоминает Муслим в беседе с корреспондентом "Стадиона". - Других возвышенностей, с которых можно нормально снять матч, не было.


- Это была электрическая мачта?


- Нет, электрическая возвышалась рядом.


- А у этой вышки какая функция была?


- По всей видимости, функция очень высокой табуретки. Кстати, были и другие операторы, которые решались на нее залезть, снимая матчи своих команд. Но вообще на это место особо не рвались, заранее мирясь с тем, что "картинка" пострадает из-за съемки с гораздо меньшей высоты. Потому что снимать, сидя на этой "табуретке", было очень неудобно, ноги затекали. Я еще умудрился как-то штатив приспособить, уперев его в ногу. Вот в таком виде меня фотографы "Спорт-Экспресса" и "щелкнули". Через несколько дней после этого друзья через "Одноклассники" начали подкалывать: "Да ты звезда". А я не могу понять, в чем дело. Оказывается, еще и местные – дагестанские - газеты перепечатали тот материал из "Спорт-Экспресса" с фотографией. Как прилетел со сборов, сразу купил тот номер "СЭ".


- Насколько я знаю, до прихода в "Анжи" ты работал на дагестанском телевидении. А в команду как попал?


- От одного из журналистов информационной редакции телеканала РГВК, где я и работал, услышал, что "Анжи" требуется оператор. Решил попробовать себя. Поехал в офис клуба, поговорил с пресс-атташе "Анжи" Кайравом Кагермановым, с исполнительным директором Саидом Абдулаевым, оставил свое резюме. Это было как раз время предсезонных сборов. Через некоторое время мне позвонили: "Поедешь с командой на сборы в Турцию. Если понравишься, останешься…".


Я до этого за пределами Дагестана был только раз – в Нальчике, где учился на оператора. А тут, представляешь, сразу, как только пришел, меня отправляют в Турцию. Столько эмоций, столько новых ощущений! И это ведь не просто путешествие было, а поездка с футбольной командой "Анжи"! Реальность происходящего осознал, только когда уже в аэропорту с билетами на руках сидел: "Да, попал ты, парень…" (смеется).


- До трудоустройства в "Анжи" футболом интересовался?


- Нет, я не спортивный человек, был далек от футбола. Про "Анжи", конечно, слышал. Мог, как и многие другие, крикнуть где-нибудь ""Анжи" - чемпион!", не вкладывая в эту фразу особого заряда. А сейчас, когда говорю ""Анжи" - чемпион!", прекрасно осознаю значение этих слов.


- Помнишь свой первый матч?


- Первый официальный – дома против иркутской "Звезды". До него я снимал на сборах, но это было не то: там я "оттачивал технику", набирался опыта. Так что дебютным считаю именно матч со "Звездой", завершившийся нулевой ничьей. Самым ярким впечатлением от той игры стали болельщики. Я до этого тоже бывал на матчах. Но в тот день болельщиков было больше, они были более организованными, и их поддержка врезалась в память.


- Какие-то заповеди у футбольных операторов есть? Вроде того: "не выпусти мяч из объектива"?


- Я так понял, что работа оператора футбольной команды определяется желаниями и требованиями главного тренера. Есть много вариантов того, как можно снять матч. Кому-то важно, чтобы на записи были зафиксированы именно эпизоды работы с мячом того или иного игрока, как он им распоряжается, кто-то из наставников желает акцента на общих тактических перестроениях. Мне довелось работать только с Омари Михайловичем Тетрадзе, за год успел изучить его требования и стараюсь сделать тот "продукт", который он хочет видеть.


- А какой продукт нужен Омари Михаловичу, если не секрет?


- Это не секрет, но в этих требованиях столько технических деталей, которые вне контекста малоинтересны. Приведу пример операторской ошибки. Наша команда обороняется, я снимаю крупным планом нападающего команды противника, владеющего мячом. А надо было снять так, чтобы были видны действия всей нашей линии защиты.


- Запасной камеры у тебя на матче не бывает?


- Нет, одна-единственная с собой. Должен беречь ее как зеницу ока, как третий глаз.


- Нынешняя камера тебя устраивает?


- Она шикарная. Одна из лучших в первом дивизионе (смеется).


- В экстремальных условиях приходилось снимать?


- Да, в Турции. Там были ливни. И не просто дождь шел, а еще и ветер был сильный. Стою я на вышке, камеру основательно "упаковал", чтобы защитить от влаги. Не помогло: из-за ветра вода била прямо в объектив. Во-первых, ничего снять не смог, во-вторых, вода просочилась внутрь, и камера "приехала". Пришлось клубу покупать новую.


- Съемкой матчей твоя работа не ограничивается, как я понимаю?


- Да, я оцифровываю запись с кассеты, чтобы можно было хранить на компьютере, записывать на DVD-диски. Использую различные монтажные программы, чтобы привести запись в нормальный вид, вырезая паузы. Веду архив матчей. Записи домашних игр еще и в Москву в ПФЛ отправлять требуется. Кроме того, операторы других команд обращаются с просьбами о записях матчей с их будущими соперниками – теми, с кем "Анжи" уже сыграла.


- Обращаться с такими просьбами - нормальная практика?


- Да, это часть нашей работы, и все вполне законно и этично. Все понимают важность выполнения таких просьб: не из любопытства ведь коллеги-операторы эти записи просят, с них в свою очередь их потребовали главные тренеры, руководство. И если я не выполню такую просьбу, будет справедливо, если и со мной поступят так же, когда мне что-то понадобится. Но есть негласное правило: не просить у оператора запись матчей его команды, если тебе вот-вот предстоит играть с ней. Допустим, я, накануне выездов в Екатеринбург и Новосибирск, не стану обращаться к операторам "Урала" и "Сибири" за записями их матчей. Для них будет проблематично и болезненно сейчас помочь мне. Поэтому обращаюсь к операторам тех команд, с кем "Урал" и "Сибирь" уже сыграли.


Как записи попадают от оператора одной команды к другому – это вообще отдельная история. Страна-то большая, записи с многочисленными пересадками "едут" в пункт назначения. Когда вспомнишь, как добывал ту или иную кассету, как она к тебе ехала, сколько людей было задействовано в ее доставке, думаешь, что и спецслужбы этим схемам позавидовали бы. Поэтому большая отдельная благодарность нашим болельщикам, которые помогают в этом деле. В Москве, в частности, есть парень по имени Руфат, который очень много раз выручал меня, бросая свои дела, ездил в аэропорты, на вокзалы, забирал записи, передавал их нужным людям, присылал кассеты в Махачкалу.


- А отказы предоставить запись случались со стороны операторов других команд?


- Крайней редко. Возможно, это происходило не из-за вредности какого-то отдельного оператора, а в соответствии с установкой кого-то из руководителей клуба или тренера. В этих случаях коллеги могли сослаться на их отсутствие в родном городе или какие-то технические моменты. И необязательно это было связано с нежеланием предоставить запись, просто действительно не получалось у человека. У меня самого были недолговременные проблемы с аппаратурой, я объяснял ситуацию, меня коллеги понимали. Так что все может быть, и нельзя однозначно утверждать, что вот такой-то оператор – негодяй, потому что мог, но не отправил.


- А бывало, что отправленная запись не доходила до тебя?


- Один раз такое случилось. Оператор передал запись водителю автобуса. Тот, получив свои 100-200 рублей, клялся: "Отвезу, отдам". А потом не смог набрать людей на рейс, отправил народ на "Газели", а диск не передал, себе оставил.


- С кем-то из футбольных операторов дружишь?


- Естественно, с кем-то отношения теплее, с иными ограничиваемся лишь приветами при встрече. В прошлом году очень хорошо общались с Эдуардычем - оператором ростовского СКА. Он мне много помогал. С оператором "Амкара" Игорем Гилевым очень сдружились во время прошлогодней предсезонной подготовки: "Анжи" и "Амкар" в одной гостинице жили, тогда и познакомились с ним. В этом году он тоже к нам в гостиницу приходил, общались. Мы оба - люди с телевидения, поэтому общих тем немало.


- "Анжи" в этом сезоне демонстрирует стабильную игру? Или случаются матчи, когда команду просто не узнать?


- Мне трудно оценивать, анализировать игру команды. Опыта маловато для этого. Выглядеть дилетантом не хочу. По моим ощущениям, в прошлом году мы, несмотря ни на что, были самой сильной командой. В нынешнем сезоне все клубы пока не видел, поэтому сравнивать и делиться впечатлениями не могу.


- А тема премьер-лиги внутри команды часто звучит?


- Я лично в разговорах стараюсь ее не затрагивать.


- Почему? Сглазить боишься?


- Может быть. Я так заметил, люди, которые в спорте, очень суеверны. Иногда даже излишне суеверны. Я сам таким не был раньше. Но, видимо, и на меня общая атмосфера влияет – стараюсь какие-то правила соблюдать.


- За полтора года в "Анжи" ты немало поездил. Какой-нибудь матч, выезд запомнился особо?


- В этом смысле я бы отметил игру нынешнего сезона во Владикавказе. Столько эмоций, как на этом матче, я не испытал за весь прошлый сезон. И вообще этот чемпионат получается каким-то по-особенному эмоциональным. И очень сложно бывает, стоя за камерой, радоваться, переживать безмолвно. А шуметь во время записи мне не положено. Так как записывается и интершум: голос трибун. А как не вскрикнуть от радости, когда забиваем гол? Приходится, молча, прыгать, размахивая руками, задевая других операторов – из команды соперника. Они еще смотрят с серьезным видом. У них-то поводов для радости нет: им же забили.


- А если говорить о городе, в котором тебе понравилось больше всего?


- Мне очень понравился Калининград. Красивый город, интересный. Архитектура, люди… В Махачкале ежесекундно подвергаешь себя опасности, пытаясь перейти дорогу. А там вышел на обочину, трамваи, троллейбусы, машины – все останавливаются, чтобы пропустить тебя. Уважаемый человек, солидно себя чувствуешь.


- Думаю, многим твоя работа покажется чрезвычайно интересной и приятной. В межсезонье по турциям разъезжаешь, все время с командой, внутри нее, запросто общаешься с футболистами. Можешь сказать что-нибудь, чтоб не так завидно было?


- Я не скажу, что у меня легкая работа. Иногда вроде никаких физических усилий не приложил в течение дня, но приходишь домой, и даже телефон не можешь в руки взять, ответить на пропущенные звонки. Или взять погодные условия: мы же не только в теплой Махачкале работаем. Когда ты стоишь полтора-два часа за камерой на одном месте и мерзнешь: тебе реально холодно, а отойти нельзя. Конечно, есть профессии, где еще тяжелее. Просто ни о какой работе нельзя говорить, что она однозначно "лафовая". Мне моя нынешняя очень нравится! Несмотря на то, что в ней отсутствует момент творчества, который имел место при работе в информационной редакции канала РГВК.


- Много времени приходится проводить в самолетах. Чем обычно занимаешься в часы перелетов?


- Включу ноутбук и смотрю фильм какой-нибудь. Бывает, в карты сыграем с ребятами. Что заметил, многие футболисты – отлично играют в карты. Возможно, как раз благодаря этим многочисленным перелетам. Так что я, по большей части, "попадаю" ребятам. И вообще талантливые люди талантливы во всем. Ну, если не во всем, то во многом. Иногда в игроках такие неожиданные грани замечаешь. Кого-то "пробьет" на вокальные моменты, начнет исполнять песни, идя по коридору. Думаешь: "О! Красиво поет!".


Ислам Абакаров, газета "Стадион"