07.02.2012  12:07

Евгений Помазан: «На тренировках заставляю Это’О кувыркаться»

Евгений помазан

В серии против датского «Копенгагена» Евгений Помазан отразил два пенальти из четырех — пятый не понадобился. Но в самом начале беседы с вратарем «Анжи», которому только на днях, на сборе в Испании, стукнуло 23 года, мы вспомнили о другой серии 11‑метровых, выигранных его командой…

«ПЕРЕД ПЕНАЛЬТИ ВОЗНИКАЕТ ШЕСТОЕ ЧУВСТВО»

— Не сказал бы, что серия пенальти для вратаря  большой стресс,  говорит Помазан.  Это нападающему припомнят все грехи, если он вдруг промахнется. А я, например, перед такой серией спокоен. В этот раз даже уверен был, что игроки «Копенгагена» пробьют в те углы, где я буду ждать мяч. Оставалось только их закрыть.

 Где учат так отражать пенальти?

 На тренировках, наверное. Но вообще, недаром говорят: пенальти  лотерея. Я, например, не скрываю, что не жду удара до последнего, а гадаю. Что-то вроде шестого чувства просыпается.

 Говорят, что Это’О тренирует 11‑метровые чуть ли не на каждой тренировке? На вас?

 И на мне тоже!  смеется Помазан.  У нас с ним обычный спор: если он из пяти ударов все забивает, то я делаю пять кувырков. Если хоть один беру  то кувыркается он.

 И кому чаще приходится заниматься акробатикой?

 Ну… Перед матчем с «Копенгагеном» мы провели, кажется, четыре серии. И три я выиграл. Это’О пришлось пятнадцать раз кувыркаться.

 А сами никогда не пробовали бить пенальти, как, например, ваш бывший партнер по «Кубани» Андрей Дикань?

 Только в детстве. Два раза бил  два раза промахнулся. Так что мне лучше ворота защищать.

«ФОТО С ПУТИНЫМ У МЕНЯ НЕТ»

 С «Копенгагеном» ведь у вас не первая и отнюдь не главная победная серия 11‑метровых…

 Вы о победе на юношеском чемпионате Европы в 2006‑м? Да, но в том финале с чехами я только один удар отразил. И это, я считаю, норма. А два, как сейчас,  это то, к чему надо стремиться.

 Ту победу, наверное, в каждом интервью вспоминают?

 И не говорите. Сейчас уж пять лет прошло. А тогда резонанс и вовсе был огромный. Встреча в аэропорту, круг почета в «Лужниках», прием у президента России…

 Фотография с Путиным на видном месте дома стоит?

 Не поверите, но у меня нет никаких фотографий с того приема. Только в Интернете что-то нашел, не самого лучшего качества… Та победа, конечно, стоит особняком. Хотя сильные эмоции у меня и после дебюта в ЦСКА были. Против «Крыльев» тогда не могли сыграть Игнашевич и Алексей Березуцкий, так что пришлось потрудиться (в ноябре 2007‑го ЦСКА победил 4:2.  Прим. ред.).

 Где ваши партнеры по той «золотой» сборной? На виду Сапета, Прудников, в какой-то степени Маренич  и всё.

 Только вчера с Прудниковым на эту тему беседовали. Кто-то, возможно, снизил требования к себе, как говорят, не выдержал испытания медными трубами. Ну а кому-то не хватило шанса, чтобы о себе заявить. Доверие тренеров тоже очень многое значит.

 Сейчас часто общаетесь с ребятами из той сборной?

 В «Урале» я играл с Рыжовым, Горбатенко. Стараемся поддерживать отношения.

 Кстати, в первом дивизионе вы оказались в довольно юном возрасте  в 21 год. То есть о реформе турнира молодежных составов, о переводе их в первый и второй дивизион можете говорить чуть ли не в качестве эксперта. Стоит ли овчинка выделки?

 Я считаю, стоит. Да, там играют мужики, которые рубятся за деньги и по ногам могут вдарить так, что мало не покажется. Но это настоящая школа. Мне та командировка однозначно помогла.

«В ЦСКА АКИНФЕЕВА ПОТЕСНИТЬ СЛОЖНЕЕ, ЧЕМ В СБОРНОЙ»

 Вы в футбол пришли поздновато  в 12 лет. На кого равнялись в детстве?

 Нравилось, как играет Руслан Нигматуллин. За рубежом  Оливер Кан. У немца еще харизма впечатляющая была  в России с ним разве что Овчинников мог в этом сравниться. Но вообще самый великий вратарь в истории, я считаю, Лев Иванович Яшин. Меня однажды спросили, с каким историческим персонажем я бы встретился, будь такая возможность. Я и сказал  с Яшиным.

 Еще в советское время выступал украинский вратарь Александр Помазун, позднее поигравший даже в московском «Спартаке». С ним не знакомы?

 Нет, но слышал о нем много. Меня часто пытались назвать его фамилией,  смеется Евгений.  Тем более я тоже в детстве жил на Украине, куда мои родители переехали, когда мне было три года.

 Не было приглашений защищать ворота украинских сборных?

 Не было. А вот в сборную Узбекистана, где я родился, приглашали. Правда, в шутку. И это еще Одил Ахмедов не подключался. Но вообще, я хочу выступать за сборную России.

 По-моему, вам даже напророчили попадание в сборную к какому-то году…

 К 2015‑му. Что ж, будем работать.

 Реально вытеснить из ворот Игоря Акинфеева? Вы ведь работали с ним в ЦСКА и сами говорили, что он будет первым номером, пока не решит покинуть клуб.

 В ЦСКА так, мне кажется, и есть. В конце концов Игорь  лицо клуба. А в сборной… В сборной, думаю, шансов даже побольше. Понятно, что просто так никто мне место в воротах не отдаст. Но если тренеры увидят, что я или кто-то другой сильнее Акинфеева, то сделают так, как лучше команде. Не враги же они себе?

 В «Анжи» с приходом Владимира Габулова конкуренция тоже выросла. Вы осознаете, что ваши шансы выходить на поле в основном составе сократились?

 Я так не смотрю на ситуацию: сократились, увеличились… Конкуренция нужна. С ней ты становишься сильнее. А с Габуловым у нас очень теплые отношения еще со времен совместных выступлений за «Кубань». Он хороший человек. А то, что хороший вратарь,  ну что ж, будем доказывать, кто сильнее. Это пойдет и нам на пользу, и «Анжи».

 Не жалеете об уходе из ЦСКА? Был бы шанс выйти против «Реала».

 Я никогда не жалею о том, что уже сделано. Нет смысла.

 У вас ведь, кажется, был еще вариант и с «Динамо»?

 Да, я даже медобследование прошел. Но что-то не сложилось. И я рад, что в итоге всё так вышло. Сравниваю ЦСКА и «Анжи» и вижу, что в Махачкале для футболистов делают не меньше, чем в армейском клубе, который считается образцом профессионализма. Поэтому верю, что и с «Реалом» еще сыграю, и с «Барсой»…

Евгений помазан

ИСПЫТАНО НА СЕБЕ

ПОМАЗАН ВЫИГРАЛ ЕЩЕ ОДНУ СЕРИЮ ПЕНАЛЬТИ

Корреспондент «Советского спорта» тоже предложил пари Евгению Помазану. Вратарю требовалось отразить как минимум три пенальти, чтобы выиграть серию 11‑метровых и заставить автора этих строк кувыркаться. В случае одного отраженного пенальти Помазан проигрывал и кувыркался сам, двух  фиксировалась ничья.

Серия началась удачно для журналиста: мяч влетел под самую перекладину. Из двух следующих ударов в сетку попал один, но дальше Помазан стоял стеной и выиграл серию со счетом 3:2. Пришлось вспомнить школьные годы и сделать пять кувырков. Зато в этот момент спецкор «Советского спорта» Сергей ПРЯХИН хоть на мгновение, но почувствовал себя Это’О…

С. Пряхин, «Советский спорт»