07.12.2011  14:00

«Анжи» не сразу строилась

Герман Чистяков

Генеральный директор «Анжи» Герман Чистяков в откровенном интервью «Советскому Спорту — Футбол» рассказал о том, где он живет в Махачкале, когда команда переедет на «Хазар», затронул тему увольнения Гаджиева и поведал, за кого болел в детстве.

ГЕРМАН ЧИСТЯКОВ. Планомерная осада продолжалась месяцев этак, чтобы не соврать, пять или шесть. Уж и лето прошло, словно и не бывало, а попытки договориться об интервью с гендиректором махачкалинской «Анжи» по-прежнему завершались ничем. Встреча откладывалась.

Лишь перед домашней игрой с ЦСКА, подводившей черту под осенней частью растянувшегося на полтора года сезона, из телефонной трубки раздалось: «Приезжайте. Ждем».

КАКИЕ ЛЮДИ! И БЕЗ ОХРАНЫ…

— Как говорится, Герман Анатольевич, если гора не идет к Магомеду…

— Да, вот так получилось. Вы уж извините… Хотя, может, и к лучшему, что наша беседа не состоялась раньше. Накопились дополнительные темы для разговора.

 А почему вы не жалуете прессу?

— Ошибаетесь, к вашим коллегам отношусь с уважением. Но давать развернутые интервью имеет смысл, когда есть чем поделиться. Работа гендиректора не самая публичная, зачастую приходится заниматься делами, рассказывать о которых скучно, а возможно, и не нужно. Думал, к концу года станет полегче, появится больше свободного времени, но не случилось. К тому же надо учитывать специфику «Анжи»: команда базируется в подмосковном Кратове, а офис клуба находится в Махачкале. Я летаю туда-сюда, хотя, конечно, чаще бываю здесь, в Дагестане.

 Сняли дом?

— Квартиру в десяти минутах от стадиона. Близко, иногда хожу пешком…

 Без охраны?

— Есть телохранитель, но пытаюсь от него сбегать… Недавно по каналу Discovery показывали передачу о Джоне Кеннеди с участием находившихся рядом с ним 23 ноября 1963 года спецагентов. Профессионалы высшего класса, они не смогли спасти президента от пуль наемных убийц… Словом, хотя меня в клубе и ругают, хочется порой прогуляться без свидетелей, спокойно подумать…

 В первый раз ехали в Дагестан с опаской?

— Какие-то страхи были. Мы же накручены СМИ: неспокойный регион, теракты, убийства и все такое прочее… Если почитать иные федеральные газеты и журналы, создается впечатление, будто здесь у каждого второго в руках — Калашников, самое популярное транспортное средство — БТР, а над головой свистят пули. В действительности же по улицам ходят мирные люди, играют дети, улыбаются красивые девушки, летом на пляже загорают отдыхающие...

 А потом вдруг  бац! В смысле бабах…

— Последний крупный взрыв прогремел в ста метрах от нашего офиса. В здании даже не посыпались стекла, лишь слегка завибрировали от звуковой волны. Как говорится, пронесло! Меня в тот день не было на месте, я прилетел поздно вечером. А утром вышел на работу. Вместе с остальными.

 Надо фронтовую надбавку просить!

— Знаете, подобные шутки позволительны тем, кто ненадолго приезжает сюда из Москвы. А живущие в Махачкале такой юмор вряд ли оценят… В октябре был показательный эпизод. Мы повезли команду в местный краеведческий музей, чтобы игроки лучше прочувствовали, за какой край играют. После экскурсии кто-то предложил пройтись до стадиона. И отправились всей гурьбой — Роберто Карлос, Самюэль Это’О, Балаж Джуджак…

 В кольце гренадеров?

— О том и речь, что без охраны! Променад ведь изначально не планировался… Сделали групповое фото у памятника погибшим революционерам. Оно есть на сайте клуба. Надо было видеть лица прохожих, шедших нам навстречу. Люди буквально выпадали в осадок, не верили глазам!

Да, Дагестан — не самое мирное место на свете, есть определенные сложности, отрицать глупо, но и зацикливаться на них тоже неправильно. В конце концов, в Домодедово люди вышли из самолета — и нет их. Другие в центре Москвы сели в метро… У кого какая судьба. Жить в беспричинном страхе глупо. По крайней мере, это не для меня. Я увлечен порученным делом и стараюсь не отвлекаться на постороннее.

МЫ К ВАМ ЗАЕХАЛИ НА ЧАС?

 Лозунг «Махачкала  территория «Анжи» часом не вы, Герман Анатольевич, придумали?

— Для подобного креатива есть специально обученные люди.

— Фраза, бесспорно, броская, но насколько она правдива?

— А что вас смущает? Выйдите на улицу, сами убедитесь: проект очень важен для республики. Для людей это предмет гордости и маленький луч надежды на перемены в собственной жизни. Логика простая: раз звезды мирового масштаба едут в Махачкалу, значит, и нам обязательно станет лучше.

 Но пока не покидает ощущение, что имеешь дело с гастролерами. Помните, как в песенке бременских музыкантов: «Мы к вам заехали на час! Привет! Бонжур! Хэлло! А ну скорей любите нас, вам крупно повезло!».

— Скажите, разве Андрей Воронин разгуливает по московским улицам в обнимку с динамовскими болельщиками? Или армейские фанаты часто видят в повседневной жизни Вагнера Лава и Алана Дзагоева? Чем в этом смысле отличается режим «Анжи»? Социальные акции мы регулярно проводим и там, и здесь. За пару дней до игры с ЦСКА Самюэль Это’О и Али Гаджибеков по линии фонда «Подари жизнь» посетили детскую раковую клинику в Москве. Отвезли подарки, пообщались с ребятами, которые там лечатся. Среди них, кстати, оказался и ребенок из Дагестана. Каждый желающий получил автограф, сфотографировался с игроками на память. Переводчик Самюэля рассказывал мне, что тот плакал после выхода из больницы. Это’О — очень открытый и эмоциональный человек, настоящий посол мира по духу...

Такие визиты мы не афишируем, поскольку считаем, что зарабатывать очки на добрых делах негоже, но информация о поездке утекла в прессу, после чего и нам пришлось выложить снимки на сайте.

 Ну да, «Анжи» в одном уже уподобился «Барселоне»: каталонцы два сезона играли в майках с логотипом ЮНИСЕФ  Детского фонда ООН, а ваши футболисты вместо титульного спонсора рекламируют благотворительный фонд «Подари жизнь». Широкий жест!

— И достойный подражания. Перед началом сезона мы поняли: серьезные бренды звать пока рано. Возникла идея поддержать фонд, занятый очень полезными и нужными делами. «Анжи» не только разместил лого на футболках. Многие игроки переводят часть зарплаты на счета детей, нуждающихся в медпомощи. Это дело  сугубо добровольное. Плюс десять процентов от билетной выручки после каждого домашнего матча официально идет на лечение конкретного дагестанского ребенка, чье имя называется в перерыве между таймами. В игре с ЦСКА собирали деньги мальчику с тяжелой и страшной «болезнью бабочки». Когда на табло стадиона показывают фото очередного нашего подопечного, которому срочно надо помочь, это всегда вызывает бурю эмоций на трибунах…
Конечно, сравнивать нас с «Барселоной» в любом случае рано, но вы не представляете, каков интерес к «Анжи» со стороны ведущих мировых СМИ!

 Наверняка главный вопрос, который задают приезжающие, о деньгах, о том, что очередной нувориш из России сорит миллионами?

— Никто не любит богатых выскочек. А уж если они с Кавказа, то вдвойне. Да, пишут, что среди грязи и бардака высится сияющий айсберг. Однако авторы многих статей не ограничиваются поверхностным взглядом, стараются разобраться в ситуации. Сулейман Керимов, наш акционер, не любит говорить на такие темы, и мало кто знает, сколько он вкладывает в республику: строит дороги, храмы, больницы, заводы… Человек занимается делом, а не шумит на каждом углу. Футбол — явление публичное, траты на команду обсуждают все кому не лень, инвестиции в социальные проекты никого не волнуют, вот об этом и не слышно.

 Но даже глава Счетной палаты Сергей Степашин назвал «Анжи» пиаром во время чумы.

— Не могу вступать в полемику со столь уважаемым человеком и высокопоставленным чиновником, однако все, не понаслышке знающие ситуацию в нашем клубе, подтвердят: это не Куршевель-2. Да, пока сделано не столь много, но будем объективны: и времени прошло совсем мало. Мы лишь в начале пути. В течение трех лет рассчитываем открыть в республике семь региональных футбольных центров с игровыми полями, тренажерными залами, методическими классами. Давайте наберемся терпения!

 Разве не вы лично грозились еще в этом году ввести в строй стадион «Хазар»?

— Была надежда, что строители успеют к ноябрю, но когда мы стали вникать, оказалось, что узких мест в проекте куда больше, чем предполагалось. Вылез-ло столько подводных камней, что мама, не горюй! Стадион построен с нарушением всех мыслимых и немыслимых стандартов. По сути, стояли четыре сепаратные, продуваемые ветрами трибуны, которые тихо разрушались. Мы получили полуфабрикат и теперь многое переделываем, а это, как вы знаете, сложнее и затратнее, чем строить заново. Собираем разрозненные части воедино, делаем защитный козырек… Работы много. Пока в планах стоит март 2012 года, но громких обещаний давать не хочу. Горький опыт уже есть.

К слову, «Хазар» — промежуточный вариант. Сулейман занимается детальной проработкой проекта строительства совершенно уникальной по своим характеристикам арены. Если всё получится, она не будет иметь аналогов в мире по архитектуре и дизайну. Стадион станет лишь частью нового ультрасовременного города.

 «Анжи-сити»?

— Название условное. Окончательного варианта пока нет.

 Кстати, знаете, как переводится на русский «Анжи»?

— Жемчужина.

 Это с кумыкского. А у даргинцев слово обозначает нечто глинобитное.

— Тоже годится. Команда долго играла именно в такой футбол, глинобитный. Мы лишь теперь начинаем узоры на поле плести…

ДОВЕРЯЙ, НО ПРОВЕРЯЙ

 Ну да, с появлением Керимова… Изначально он ведь хотел купить московский «Спартак», потом приценивался к римской «Роме», а в итоге ограничился «Анжи». Земляки упросили?

— Если Сулейман сам чего-то не хочет, уламывать его бесполезно… Видимо, так звезды сложились. Во-первых, он отсюда родом, что нельзя сбрасывать со счетов. Во-вторых, когда берешь готовый товар, это одна история, и совсем иная, если пытаешься поднять дело практически с нуля. Куда более серьезный вызов! Задача тяжелая и амбициозная. В самый раз для такого человека, как Сулейман.

 А вдруг поиграет-поиграет, да и бросит?

— Это знает только Бог. В случае с Керимовым — Аллах. Но, по моему личному ощущению, Сулейман не стал бы ввязываться в такой проект на эмоциях. Он опытный бизнесмен и прекрасно понимает: в футболе позитивного результата можно добиться лишь долгим и планомерным трудом. Кавалерийский наскок ничего не даст. Многие сравнивают нас с «Манчестер Сити», имея в виду в первую очередь амбициозность обоих проектов. Но надо помнить, что прошло несколько лет, прежде чем англичане смогли набрать ход.

 Пока вам удалось шокировать Европу покупкой двух стареющих мегазвезд.

— Ну зачем так? Ваши слова отчасти можно отнести к Роберто Карлосу, который остается игроком топ-класса и пока не заявлял об окончании карьеры футболиста, но никоим образом к Самюэлю. Он, извините, стареет, как дай Бог каждому. И уж точно сказанное не имеет ни малейшего отношения к Буссуфа, Жусилею, Джуджаку, Жиркову. Им еще играть и играть! Команда создается не на год, с прицелом на будущее. Да, можно говорить о перекосах в составе. В «Анжи» есть футболисты, пока ментально не готовые выступать на новом уровне. Еще в прошлом сезоне они бились за выживание в Премьер-Лиге и не мечтали о большем. По щелчку пальцев сознание человека не изменить. Повторяю, не всё сразу…

 Но аппетит приходит во время еды. В «Анжи» можно вечно вкачивать деньги, и будет мало.

— Любой ресурс конечен. Кроме всего прочего, мы ограничены требованиями УЕФА. Футбольным клубам Европы придется перейти в режим безубыточного существования. Пока, правда, никто не понимает, что это такое…

 Чистой воды утопия!

— При случае объясните Мишелю Платини. Футбол трудно отнести к категории высокорентабельного бизнеса. Скорее, он приносит иные дивиденды — имиджевые, моральные. Порой это важнее очередного миллиона или даже миллиарда. Тем не менее мы должны подчиняться предписаниям: прикажут жить по-новому, будем думать, как.

 Мало ли схем? Спонсорский контракт сочинить, другую лазейку найти…

— В УЕФА тоже не дураки сидят, поверьте. Люди настроены всерьез, но меня, скажу откровенно, перспективы пока больше пугают, чем радуют.

 Еще бы! Как с прозрачным бюджетом платить по 20 миллионов в год Это’О?

— Ну не тиражируйте глупости, сказанные кем-то! Вы ведь не видели контракт Самюэля, правда? Как и остальные, распространяющие недостоверную информацию. Это’О зарабатывает достойные своего таланта деньги. Думаю, примерно столько же он получал бы где-нибудь в Катаре или Англии. Только там условия были бы спокойнее и комфортнее. Тем не менее Сэм выбрал проект, создаваемый практически заново. Для него это тоже вызов. Как и для каждого из нас.

СНЕСЕННАЯ ГОЛОВА ГАДЖИЕВА

 Будучи гендиректором клуба, вы можете напрямую позвонить его владельцу: «Сулейман Абусаидович, тут вот проблемка возникла…»

— Насколько понял принципы руководства Керимова, он доверяет людям, назначенным отвечать за конкретный проект, и не вмешивается в оперативную работу в ежедневном режиме. Есть менеджеры из материнской компании, они находятся в Москве, но постоянно контролируют нас. Специалисты профессиональные, очень требовательные, я бы даже сказал, жесткие, циничные и прожженные. Они занимались различными крупными бизнес-проектами, «Анжи» для них далеко не самый масштабный.

 Неужели каждую копейку считают?

— Так и есть. Мы живем не в безлимитном тарифе, и за потраченные деньги спрашивают с нас строго. По каждому пункту. Что касается трансферов и переговоров с приглашаемыми в клуб футболистами, за этот участок отвечают другие. Моя епархия — обустройство новичков, решение бытовых и прочих проблем.

 Тем не менее вы наверняка в курсе клубных дел? Вот объясните, Герман Анатольевич, как получилось, что крутых игроков в команду накупили, а о стоящем тренере не побеспокоились?

— Почему? У нас есть хороший специалист — Андрей Гордеев.

 Временно исполняющий обязанности.

— Ну это формула такая, статус. По факту Гордеев — главный, кто несет ответственность за спортивный результат. Он работает с большим энтузиазмом и желанием. Игра команды потихоньку улучшается. Андрею помогает Роберто Карлос, чей опыт футболиста трудно переоценить.

 Отставка Гаджиева не была никем внятно прокомментирована.

— Так и останется.

 Почему?

— Могу догадываться о причинах, но не вправе их озвучивать. Это внутреннее дело «Анжи». Решение по главному тренеру принимал акционер, и обсуждать тут нечего. Мы, что называется, приняли к сведению. Кроме того, Гаджи Муслимович пока не определился со статусом. У него есть возможность выбирать, чем именно заниматься в клубе. Могу сказать, что мне работалось с ним вполне комфортно, однако мои личные оценки и эмоции в данном случае не имеют значения.

 На ваш взгляд, уход Гаджиева связан с последними инцидентами с его участием? Я про вышибание двери в судейскую, перепалку с игроками ЦСКА, тычок в грудь Спаллетти…

— Всё учитывалось. Имиджевые издержки, понесенные клубом, в том числе. Керимову они явно не добавляли радости. Но, полагаю, при принятии решения во главу угла всё же ставились спортивные показатели. На Кавказе живут люди темпераментные. Болельщики хотели видеть не только звезд на поле, но и результаты в турнирной таблице. За набранные и потерянные очки отвечает тренер. Иногда — головой…

 Когда будет назначена новая на место снесенной?

— Повторяю, командой по-прежнему руководит Гордеев.

 В Махачкале на игре с ЦСКА вроде бы ждали Хиддинка.

— А еще, слышал, в Москву прилетал Капелло… Нет, если серьезно, ни Гуса, ни Фабио, ни Жозе мы в гости не приглашали. Пока говорить не о чем, у Андрея есть все основания и дальше оставаться у руля.

 Когда, кстати, продолжение банкета?

— В смысле окончание зимних каникул? Встречаемся в Москве 8 января и едем на первый сбор в Арабские Эмираты. Потом — Испания, Турция…

 На выезды с командой выбираетесь, Герман Анатольевич?

— В этом сезоне ни одного не пропустил. В футбольной индустрии я новичок и счел важным поскорее познакомиться с коллегами из других клубов, наладить рабочие контакты. Так что по-болельщицки пробил золотой выезд…

КУЛЬТУРНАЯ ПРИВИВКА

 Вы ведь раньше баскетболом занимались? И в чью пользу сравнение?

— Отвечу дипломатично: с футбольной инфраструктурой картина тяжелая, зрелище печальное. Мягко говоря, есть куда расти. Могу без ложной скромности сказать: никто не делает того, что устраиваем мы в Махачкале перед матчами и в перерывах между таймами. В других городах как? Поставили мяч на центр, судья свистнул, футболисты побежали. Отыграли и разошлись по домам. В итоге имеем полупустые трибуны. Народ не воспринимает футбол как семейное развлечение.

У нас же проходит полновесное двухчасовое шоу, где апофеозом, конечно, является матч, но и фон создается праздничный. От музыкального сопровождения и флажков с символикой «Анжи» на трибунах до оформления табло и зажигательных текстов на жидкокристаллических бортиках вдоль поля. Все увязано в единую концепцию, есть сценарий, им занимается специальная продюсерская группа. Так давно работают на спортивных мероприятиях в Америке и Европе. Нам тоже пора перенимать лучшее, если хотим превратить пока еще весьма блеклый российский чемпионат в хорошо упакованный и продаваемый продукт.

А какие презентации мы проводили для Джуджака, Жиркова, Мехди Гонсалеса, Это’О! Игроки реально были в шоке от оказанного приема. После подобных радушных встреч развеивались последние сомнения в правильности сделанного в пользу «Анжи» выбора, если у кого-то они и оставались…

 Говорят, у вас самый крутой самолет в лиге?

— С другими клубами не летал, сравнивать не могу. Мы арендуем Ту-154, в нем несколько специально переоборудованных салонов. Ребятам нравится, они к самолету привыкли. Это правильно, людям должно быть комфортно. Бытовые, житейские вопросы стараемся решать по первому разряду. Для «Анжи» в Махачкале построена великолепная гостиница «Абу-Даги»: Интернет, «НТВ-Плюс», отличная кухня, все условия для отдыха и восстановления. Выходи на поле — и играй!


В этом году наш клуб оказался единственным в Премьер-Лиге, кто за свой счет на все домашние матчи привозил HD-оборудование «НТВ-Плюс». Каждая игра «Анжи» в Махачкале показывалась минимум двенадцатью камерами. Качество картинки на экране заметно возросло. Почему другие этого не делают? Задавал вопрос на последнем совете РФПЛ…

 Что услышали в ответ?

— Все понимают необходимость перемен, но те требуют дополнительных трат… На мой взгляд, если нет готовности добровольно решать проблему, надо закрепить положение в регламенте соревнований. Ведь уровень футбола в России совсем неплох, но необходимо прибавлять в зрелищности, умении работать с аудиторией.

 Телекартинка может быть идеальной, и шоу организовано прекрасно, но что толку, если на трибунах по-прежнему будут сидеть отморозки, жгущие файеры и сующие бананы темнокожим игрокам? Да и в Махачкале каменья летели в автобусы с приезжими командами…

— Это происходило не на стадионе и не со стороны организованных болельщиков, а хулиганов здесь, увы, хватает. Как и в любом другом городе. Культура не возьмется ниоткуда, ее нужно прививать. Да, очень неприятно, когда освистывали Юру Жиркова или унижали человеческое достоинство Роберто Карлоса. Приходится констатировать: в стране выросло не одно поколение без нравственных ценностей. Эти люди так ведут себя не только на стадионе, но и в повседневной жизни легко переходят моральную грань. Проблема серьезная! Надо подтягивать законодательство, проявляя большую жесткость к соблюдению порядка. Хватит сюсюкать и заигрывать с теми, кто понимает только язык силы!

 Пока же раздаются призывы из серии «Хватит кормить Кавказ!».

— Это уже политика. Есть деятели, пытающиеся подогреть в том числе и футбольных фанатов, чтобы добиться целей, которые не имеют ничего общего со спортом. Знаю, в Москве хотели бойкотировать матчи с участием кавказских клубов. Ну и кому это на пользу? Всё равно ведь болельщики приезжают и в Махачкалу, и в Грозный, и в Нальчик…

 К слову, вы лично симпатизируете какой-либо из команд, Герман Анатольевич? Корпоративная солидарность не в счет.

— Я болею за «Анжи». Это действительно так. Иначе не смог бы здесь работать. За день до игры ноги отнимаются от волнения, а перед матчем чуть ли сознание не теряю… Переживаю, как за родных! Ведь теперь вся моя жизнь посвящена команде, каждого выходящего на поле игрока хорошо знаю лично. Раньше ни за кого так не топил. В юности болел за вильнюсский «Жальгирис». Я же из Литвы и вырос на местном футболе. Регулярно ходил на стадион и до сих пор могу назвать состав, который в 1987 году взял бронзовые медали чемпионата СССР, — Иванаускас, Нарбековас, Якубаускас, Сукристов, Мацкявичюс, Юркус… Первая любовь! После нее обошлось уже без сумасшедших пристрастий. В свое время мне нравился московский «Спартак», но тогда в России не было альтернативы, команда смотрелась на голову выше всех. А сегодня сердце целиком и полностью отдано «Анжи».

 На какой срок у вас подписан контракт?

— На полтора года. До следующей осени.

 Останетесь, если предложат продлить?

— Кто же откажется от участия в столь масштабном проекте? Хочется ведь и в Европе на официальном уровне поиграть…

 Что было самым сложным за прошедшие девять месяцев?

— Трудно выделить. Есть кадровые проблемы, инфраструктурные, но, как говорится, всё, что не убивает, делает нас сильнее… Впрочем, если спросите, доволен ли своей работой, честно отвечу: нет. Я самоед по натуре, всегда нахожу недочеты. Хотя в любом случае давать оценку и решать мою судьбу руководству…

 Значит, есть шанс, что увидите, как гора приходит к Магомеду и «Анжи» переселяется в Махачкалу?

— Работа ведется, но я уже объяснил: требуется время. Вот с площадкой определимся, тогда можно будет привязать концепцию к конкретному участку земли. Дальше, думаю, пойдет полегче. Сроки — не главное. Важнее, чтобы проект под названием «Анжи» развивался гармонично, соответствовал уровню поставленных задач и амбиций. Мы не торопимся.


Генеральный директор «Анжи» Герман Чистяков в откровенном интервью «Советскому Спорту - Футбол» рассказал о том, где он живет в Махачкале, когда команда переедет на «Хазар», затронул тему увольнения Гаджиева и поведал, за кого болел в детстве.


ГЕРМАН ЧИСТЯКОВ. Планомерная осада продолжалась месяцев этак, чтобы не соврать, пять или шесть. Уж и лето прошло, словно и не бывало, а попытки договориться об интервью с гендиректором махачкалинской «Анжи» по-прежнему завершались ничем. Встреча откладывалась.

Лишь перед домашней игрой с ЦСКА, подводившей черту под осенней частью растянувшегося на полтора года сезона, из телефонной трубки раздалось: «Приезжайте. Ждем».

КАКИЕ ЛЮДИ! И БЕЗ ОХРАНЫ…

– Как говорится, Герман Анатольевич, если гора не идет к Магомеду…


– Да, вот так получилось. Вы уж извините… Хотя, может, и к лучшему, что наша беседа не состоялась раньше. Накопились дополнительные темы для разговора.

– А почему вы не жалуете прессу?


– Ошибаетесь, к вашим коллегам отношусь с уважением. Но давать развернутые интервью имеет смысл, когда есть чем поделиться. Работа гендиректора не самая публичная, зачастую приходится заниматься делами, рассказывать о которых скучно, а возможно, и не нужно. Думал, к концу года станет полегче, появится больше свободного времени, но не случилось. К тому же надо учитывать специфику «Анжи»: команда базируется в подмосковном Кратове, а офис клуба находится в Махачкале. Я летаю туда-сюда, хотя, конечно, чаще бываю здесь, в Дагестане.

– Сняли дом?


– Квартиру в десяти минутах от стадиона. Близко, иногда хожу пешком…

– Без охраны?


– Есть телохранитель, но пытаюсь от него сбегать… Недавно по каналу Discovery показывали передачу о Джоне Кеннеди с участием находившихся рядом с ним 23 ноября 1963 года спецагентов. Профессионалы высшего класса, они не смогли спасти президента от пуль наемных убийц… Словом, хотя меня в клубе и ругают, хочется порой прогуляться без свидетелей, спокойно подумать…

– В первый раз ехали в Дагестан с опаской?


– Какие-то страхи были. Мы же накручены СМИ: неспокойный регион, теракты, убийства и все такое прочее… Если почитать иные федеральные газеты и журналы, создается впечатление, будто здесь у каждого второго в руках – Калашников, самое популярное транспортное средство – БТР, а над головой свистят пули. В действительности же по улицам ходят мирные люди, играют дети, улыбаются красивые девушки, летом на пляже загорают отдыхающие...

– А потом вдруг – бац! В смысле бабах…


– Последний крупный взрыв прогремел в ста метрах от нашего офиса. В здании даже не посыпались стекла, лишь слегка завибрировали от звуковой волны. Как говорится, пронесло! Меня в тот день не было на месте, я прилетел поздно вечером. А утром вышел на работу. Вместе с остальными.

– Надо фронтовую надбавку просить!


– Знаете, подобные шутки позволительны тем, кто ненадолго приезжает сюда из Москвы. А живущие в Махачкале такой юмор вряд ли оценят… В октябре был показательный эпизод. Мы повезли команду в местный краеведческий музей, чтобы игроки лучше прочувствовали, за какой край играют. После экскурсии кто-то предложил пройтись до стадиона. И отправились всей гурьбой – Роберто Карлос, Самюэль Это’О, Балаж Джуджак…

– В кольце гренадеров?


– О том и речь, что без охраны! Променад ведь изначально не планировался… Сделали групповое фото у памятника погибшим революционерам. Оно есть на сайте клуба. Надо было видеть лица прохожих, шедших нам навстречу. Люди буквально выпадали в осадок, не верили глазам!

Да, Дагестан – не самое мирное место на свете, есть определенные сложности, отрицать глупо, но и зацикливаться на них тоже неправильно. В конце концов, в Домодедово люди вышли из самолета – и нет их. Другие в центре Москвы сели в метро… У кого какая судьба. Жить в беспричинном страхе глупо. По крайней мере, это не для меня. Я увлечен порученным делом и стараюсь не отвлекаться на постороннее.


МЫ К ВАМ ЗАЕХАЛИ НА ЧАС?

– Лозунг «Махачкала – территория «Анжи» часом не вы, Герман Анатольевич, придумали?


– Для подобного креатива есть специально обученные люди.

– Фраза, бесспорно, броская, но насколько она правдива?


– А что вас смущает? Выйдите на улицу, сами убедитесь: проект очень важен для республики. Для людей это предмет гордости и маленький луч надежды на перемены в собственной жизни. Логика простая: раз звезды мирового масштаба едут в Махачкалу, значит, и нам обязательно станет лучше.

– Но пока не покидает ощущение, что имеешь дело с гастролерами. Помните, как в песенке бременских музыкантов: «Мы к вам заехали на час! Привет! Бонжур! Хэлло! А ну скорей любите нас, вам крупно повезло!».


– Скажите, разве Андрей Воронин разгуливает по московским улицам в обнимку с динамовскими болельщиками? Или армейские фанаты часто видят в повседневной жизни Вагнера Лава и Алана Дзагоева? Чем в этом смысле отличается режим «Анжи»? Социальные акции мы регулярно проводим и там, и здесь. За пару дней до игры с ЦСКА Самюэль Это’О и Али Гаджибеков по линии фонда «Подари жизнь» посетили детскую раковую клинику в Москве. Отвезли подарки, пообщались с ребятами, которые там лечатся. Среди них, кстати, оказался и ребенок из Дагестана. Каждый желающий получил автограф, сфотографировался с игроками на память. Переводчик Самюэля рассказывал мне, что тот плакал после выхода из больницы. Это’О – очень открытый и эмоциональный человек, настоящий посол мира по духу...

Такие визиты мы не афишируем, поскольку считаем, что зарабатывать очки на добрых делах негоже, но информация о поездке утекла в прессу, после чего и нам пришлось выложить снимки на сайте.

– Ну да, «Анжи» в одном уже уподобился «Барселоне»: каталонцы два сезона играли в майках с логотипом ЮНИСЕФ – Детского фонда ООН, а ваши футболисты вместо титульного спонсора рекламируют благотворительный фонд «Подари жизнь». Широкий жест!


– И достойный подражания. Перед началом сезона мы поняли: серьезные бренды звать пока рано. Возникла идея поддержать фонд, занятый очень полезными и нужными делами. «Анжи» не только разместил лого на футболках. Многие игроки переводят часть зарплаты на счета детей, нуждающихся в медпомощи. Это дело  сугубо добровольное. Плюс десять процентов от билетной выручки после каждого домашнего матча официально идет на лечение конкретного дагестанского ребенка, чье имя называется в перерыве между таймами. В игре с ЦСКА собирали деньги мальчику с тяжелой и страшной «болезнью бабочки». Когда на табло стадиона показывают фото очередного нашего подопечного, которому срочно надо помочь, это всегда вызывает бурю эмоций на трибунах…
Конечно, сравнивать нас с «Барселоной» в любом случае рано, но вы не представляете, каков интерес к «Анжи» со стороны ведущих мировых СМИ!

– Наверняка главный вопрос, который задают приезжающие, о деньгах, о том, что очередной нувориш из России сорит миллионами?


– Никто не любит богатых выскочек. А уж если они с Кавказа, то вдвойне. Да, пишут, что среди грязи и бардака высится сияющий айсберг. Однако авторы многих статей не ограничиваются поверхностным взглядом, стараются разобраться в ситуации. Сулейман Керимов, наш акционер, не любит говорить на такие темы, и мало кто знает, сколько он вкладывает в республику: строит дороги, храмы, больницы, заводы… Человек занимается делом, а не шумит на каждом углу. Футбол – явление публичное, траты на команду обсуждают все кому не лень, инвестиции в социальные проекты никого не волнуют, вот об этом и не слышно.

– Но даже глава Счетной палаты Сергей Степашин назвал «Анжи» пиаром во время чумы.


– Не могу вступать в полемику со столь уважаемым человеком и высокопоставленным чиновником, однако все, не понаслышке знающие ситуацию в нашем клубе, подтвердят: это не Куршевель-2. Да, пока сделано не столь много, но будем объективны: и времени прошло совсем мало. Мы лишь в начале пути. В течение трех лет рассчитываем открыть в республике семь региональных футбольных центров с игровыми полями, тренажерными залами, методическими классами. Давайте наберемся терпения!

– Разве не вы лично грозились еще в этом году ввести в строй стадион «Хазар»?


– Была надежда, что строители успеют к ноябрю, но когда мы стали вникать, оказалось, что узких мест в проекте куда больше, чем предполагалось. Вылез-ло столько подвод-ных камней, что мама, не горюй! Стадион построен с нарушением всех мыслимых и немыслимых стандартов. По сути, стояли четыре сепаратные, продуваемые ветрами трибуны, которые тихо разрушались. Мы получили полуфабрикат и теперь многое переделываем, а это, как вы знаете, сложнее и затратнее, чем строить заново. Собираем разрозненные части воедино, делаем защитный козырек… Работы много. Пока в планах стоит март 2012 года, но громких обещаний давать не хочу. Горький опыт уже есть.

К слову, «Хазар» – промежуточный вариант. Сулейман занимается детальной проработкой проекта строительства совершенно уникальной по своим характеристикам арены. Если все получится, она не будет иметь аналогов в мире по архитектуре и дизайну. Стадион станет лишь частью нового ультрасовременного города.

– «Анжи-сити»?


– Название условное. Окончательного варианта пока нет.

– Кстати, знаете, как переводится на русский «Анжи»?


– Жемчужина.

– Это с кумыкского. А у даргинцев слово обозначает нечто глинобитное.


– Тоже годится. Команда долго играла именно в такой футбол, глинобитный. Мы лишь теперь начинаем узоры на поле плести…


ДОВЕРЯЙ, НО ПРОВЕРЯЙ

– Ну да, с появлением Керимова… Изначально он ведь хотел купить московский «Спартак», потом приценивался к римской «Роме», а в итоге ограничился «Анжи». Земляки упросили?


– Если Сулейман сам чего-то не хочет, уламывать его бесполезно… Видимо, так звезды сложились. Во-первых, он отсюда родом, что нельзя сбрасывать со счетов. Во-вторых, когда берешь готовый товар, это одна история, и совсем иная, если пытаешься поднять дело практически с нуля. Куда более серьезный вызов! Задача тяжелая и амбициозная. В самый раз для такого человека, как Сулейман.

– А вдруг поиграет-поиграет, да и бросит?


– Это знает только Бог. В случае с Керимовым – Аллах. Но, по моему личному ощущению, Сулейман не стал бы ввязываться в такой проект на эмоциях. Он опытный бизнесмен и прекрасно понимает: в футболе позитивного результата можно добиться лишь долгим и планомерным трудом. Кавалерийский наскок ничего не даст. Многие сравнивают нас с «Манчестер Сити», имея в виду в первую очередь амбициозность обоих проектов. Но надо помнить, что прошло несколько лет, прежде чем англичане смогли набрать ход.

– Пока вам удалось шокировать Европу покупкой двух стареющих мегазвезд.


– Ну зачем так? Ваши слова отчасти можно отнести к Роберто Карлосу, который остается игроком топ-класса и пока не заявлял об окончании карьеры футболиста, но никоим образом к Самюэлю. Он, извините, стареет, как дай Бог каждому. И уж точно сказанное не имеет ни малейшего отношения к Буссуфа, Жусилею, Джуджаку, Жиркову. Им еще играть и играть! Команда создается не на год, с прицелом на будущее. Да, можно говорить о перекосах в составе. В «Анжи» есть футболисты, пока ментально не готовые выступать на новом уровне. Еще в прошлом сезоне они бились за выживание в премьер-лиге и не мечтали о большем. По щелчку пальцев сознание человека не изменить. Повторяю, не все сразу…

– Но аппетит приходит во время еды. В «Анжи» можно вечно вкачивать деньги, и будет мало.


– Любой ресурс конечен. Кроме всего прочего, мы ограничены требованиями УЕФА. Футбольным клубам Европы придется перейти в режим безубыточного существования. Пока, правда, никто не понимает, что это такое…

– Чистой воды утопия!


– При случае объясните Мишелю Платини. Футбол трудно отнести к категории высокорентабельного бизнеса. Скорее, он приносит иные дивиденды – имиджевые, моральные. Порой это важнее очередного миллиона или даже миллиарда. Тем не менее мы должны подчиняться предписаниям: прикажут жить по-новому, будем думать, как.

– Мало ли схем? Спонсорский контракт сочинить, другую лазейку найти…


– В УЕФА тоже не дураки сидят, поверьте. Люди настроены всерьез, но меня, скажу откровенно, перспективы пока больше пугают, чем радуют.

– Еще бы! Как с прозрачным бюджетом платить по 20 миллионов в год Это’О?


– Ну не тиражируйте глупости, сказанные кем-то! Вы ведь не видели контракт Самюэля, правда? Как и остальные, распространяющие недостоверную информацию. Это’О зарабатывает достойные своего таланта деньги. Думаю, примерно столько же он получал бы где-нибудь в Катаре или Англии. Только там условия были бы спокойнее и комфорт-нее. Тем не менее Сэм выбрал проект, создаваемый практически заново. Для него это тоже вызов. Как и для каждого из нас.


СНЕСЕННАЯ ГОЛОВА ГАДЖИЕВА

– Будучи гендиректором клуба, вы можете напрямую позвонить его владельцу: «Сулейман Абусаидович, тут вот проблемка возникла…»


– Насколько понял принципы руководства Керимова, он доверяет людям, назначенным отвечать за конкретный проект, и не вмешивается в оперативную работу в ежедневном режиме. Есть менеджеры из материнской компании, они находятся в Москве, но постоянно контролируют нас. Специалисты профессиональные, очень требовательные, я бы даже сказал, жесткие, циничные и прожженные. Они занимались различными крупными бизнес-проектами, «Анжи» для них далеко не самый масштабный.

– Неужели каждую копейку считают?


– Так и есть. Мы живем не в безлимитном тарифе, и за потраченные деньги спрашивают с нас строго. По каждому пункту. Что касается трансферов и переговоров с приглашаемыми в клуб футболистами, за этот участок отвечают другие. Моя епархия – обустройство новичков, решение бытовых и прочих проблем.

– Тем не менее вы наверняка в курсе клубных дел? Вот объясните, Герман Анатольевич, как получилось, что крутых игроков в команду накупили, а о стоящем тренере не побеспокоились?


– Почему? У нас есть хороший специалист – Андрей Гордеев.

– Временно исполняющий обязанности.


– Ну это формула такая, статус. По факту Гордеев – главный, кто несет ответственность за спортивный результат. Он работает с большим энтузиазмом и желанием. Игра команды потихоньку улучшается. Андрею помогает Роберто Карлос, чей опыт футболиста трудно переоценить.

– Отставка Гаджиева не была никем внятно прокомментирована.


– Так и останется.

– Почему?


– Могу догадываться о причинах, но не вправе их озвучивать. Это внутреннее дело «Анжи». Решение по главному тренеру принимал акционер, и обсуждать тут нечего. Мы, что называется, приняли к сведению. Кроме того, Гаджи Муслимович пока не определился со статусом. У него есть возможность выбирать, чем именно заниматься в клубе. Могу сказать, что мне работалось с ним вполне комфортно, однако мои личные оценки и эмоции в данном случае не имеют значения.

– На ваш взгляд, уход Гаджиева связан с последними инцидентами с его участием? Я про вышибание двери в судейскую, перепалку с игроками ЦСКА, тычок в грудь Спаллетти…


– Все учитывалось. Имиджевые издержки, понесенные клубом, в том числе. Керимову они явно не добавляли радости. Но, полагаю, при принятии решения во главу угла все же ставились спортивные показатели. На Кавказе живут люди темпераментные. Болельщики хотели видеть не только звезд на поле, но и результаты в турнирной таблице. За набранные и потерянные очки отвечает тренер. Иногда – головой…

– Когда будет назначена новая на место снесенной?


– Повторяю, командой по-прежнему руководит Гордеев.

– В Махачкале на игре с ЦСКА вроде бы ждали Хиддинка.


– А еще, слышал, в Москву прилетал Капелло… Нет, если серьезно, ни Гуса, ни Фабио, ни Жозе мы в гости не приглашали. Пока говорить не о чем, у Андрея есть все основания и дальше оставаться у руля.

– Когда, кстати, продолжение банкета?


– В смысле окончание зимних каникул? Встречаемся в Москве 8 января и едем на первый сбор в Арабские Эмираты. Потом – Испания, Турция…

– На выезды с командой выбираетесь, Герман Анатольевич?


– В этом сезоне ни одного не пропустил. В футбольной индустрии я новичок и счел важным поскорее познакомиться с коллегами из других клубов, наладить рабочие контакты. Так что по-болельщицки пробил золотой выезд…


КУЛЬТУРНАЯ ПРИВИВКА

– Вы ведь раньше баскетболом занимались? И в чью пользу сравнение?


– Отвечу дипломатично: с футбольной инфраструктурой картина тяжелая, зрелище печальное. Мягко говоря, есть куда расти. Могу без ложной скромности сказать: никто не делает того, что устраиваем мы в Махачкале перед матчами и в перерывах между таймами. В других городах как? Поставили мяч на центр, судья свистнул, футболисты побежали. Отыграли и разошлись по домам. В итоге имеем полупустые трибуны. Народ не воспринимает футбол как семейное развлечение.

У нас же проходит полновесное двухчасовое шоу, где апофеозом, конечно, является матч, но и фон создается праздничный. От музыкального сопровождения и флажков с символикой «Анжи» на трибунах до оформления табло и зажигательных текстов на жидкокристаллических бортиках вдоль поля. Все увязано в единую концепцию, есть сценарий, им занимается специальная продюсерская группа. Так давно работают на спортивных мероприятиях в Америке и Европе. Нам тоже пора перенимать лучшее, если хотим превратить пока еще весьма блеклый российский чемпионат в хорошо упакованный и продаваемый продукт.

А какие презентации мы проводили для Джуджака, Жиркова, Мехди Гонсалеса, Это’О! Игроки реально были в шоке от оказанного приема. После подобных радушных встреч развеивались последние сомнения в правильности сделанного в пользу «Анжи» выбора, если у кого-то они и оставались…

– Говорят, у вас самый крутой самолет в лиге?


– С другими клубами не летал, сравнивать не могу. Мы арендуем Ту-154, в нем несколько специально переоборудованных салонов. Ребятам нравится, они к самолету привыкли. Это правильно, людям должно быть комфортно. Бытовые, житейские вопросы стараемся решать по первому разряду. Для «Анжи» в Махачкале построена великолепная гостиница «Абу-Даги»: Интернет, «НТВ-Плюс», отличная кухня, все условия для отдыха и восстановления. Выходи на поле – и играй!

В этом году наш клуб оказался единственным в премьер-лиге, кто за свой счет на все домашние матчи привозил HD-оборудование «НТВ-Плюс». Каждая игра «Анжи» в Махачкале показывалась минимум двенадцатью камерами. Качество картинки на экране заметно возросло. Почему другие этого не делают? Задавал вопрос на последнем совете РФПЛ…

– Что услышали в ответ?


– Все понимают необходимость перемен, но те требуют дополнительных трат… На мой взгляд, если нет готовности добровольно решать проблему, надо закрепить положение в регламенте соревнований. Ведь уровень футбола в России совсем неплох, но необходимо прибавлять в зрелищности, умении работать с аудиторией.

– Телекартинка может быть идеальной, и шоу организовано прекрасно, но что толку, если на трибунах по-прежнему будут сидеть отморозки, жгущие файеры и сующие бананы темнокожим игрокам? Да и в Махачкале каменья летели в автобусы с приезжими командами…


– Это происходило не на стадионе и не со стороны организованных болельщиков, а хулиганов здесь, увы, хватает. Как и в любом другом городе. Культура не возьмется ниоткуда, ее нужно прививать. Да, очень неприятно, когда освистывали Юру Жиркова или унижали человеческое достоинство Роберто Карлоса. Приходится констатировать: в стране выросло не одно поколение без нравственных ценностей. Эти люди так ведут себя не только на стадионе, но и в повседневной жизни легко переходят моральную грань. Проблема серьезная! Надо подтягивать законодательство, проявляя большую жесткость к соблюдению порядка. Хватит сюсюкать и заигрывать с теми, кто понимает только язык силы!

– Пока же раздаются призывы из серии «Хватит кормить Кавказ!».


– Это уже политика. Есть деятели, пытающиеся подогреть в том числе и футбольных фанатов, чтобы добиться целей, которые не имеют ничего общего со спортом. Знаю, в Москве хотели бойкотировать матчи с участием кавказских клубов. Ну и кому это на пользу? Все равно ведь болельщики приезжают и в Махачкалу, и в Грозный, и в Нальчик…

– К слову, вы лично симпатизируете какой-либо из команд, Герман Анатольевич? Корпоративная солидарность не в счет.


– Я болею за «Анжи». Это действительно так. Иначе не смог бы здесь работать. За день до игры ноги отнимаются от волнения, а перед матчем чуть ли сознание не теряю… Переживаю, как за родных! Ведь теперь вся моя жизнь посвящена команде, каждого выходящего на поле игрока хорошо знаю лично. Раньше ни за кого так не топил. В юности болел за вильнюсский «Жальгирис». Я же из Литвы и вырос на местном футболе. Регулярно ходил на стадион и до сих пор могу назвать состав, который в 1987 году взял бронзовые медали чемпионата СССР, – Иванаускас, Нарбековас, Якубаускас, Сукристов, Мацкявичюс, Юркус… Первая любовь! После нее обошлось уже без сумасшедших пристрастий. В свое время мне нравился московский «Спартак», но тогда в России не было альтернативы, команда смотрелась на голову выше всех. А сегодня сердце целиком и полностью отдано «Анжи».

– На какой срок у вас подписан контракт?


– На полтора года. До следующей осени.

– Останетесь, если предложат продлить?


– Кто же откажется от участия в столь масштабном проекте? Хочется ведь и в Европе на официальном уровне поиграть…

– Что было самым сложным за прошедшие девять месяцев?


– Трудно выделить. Есть кадровые проблемы, инфраструктурные, но, как говорится, все, что не убивает, делает нас сильнее… Впрочем, если спросите, доволен ли своей работой, честно отвечу: нет. Я самоед по натуре, всегда нахожу недочеты. Хотя в любом случае давать оценку и решать мою судьбу руководству…

– Значит, есть шанс, что увидите, как гора приходит к Магомеду и «Анжи» переселяется в Махачкалу?


– Работа ведется, но я уже объяснил: требуется время. Вот с площадкой определимся, тогда можно будет привязать концепцию к конкретному участку земли. Дальше, думаю, пойдет полегче. Сроки – не главное. Важнее, чтобы проект под названием «Анжи» развивался гармонично, соответствовал уровню поставленных задач и амбиций. Мы не торопимся.